1 /
Преподобный Максим Грек как русский Эразм Роттердамский
PDF версия

11 декабря 2018 года на третьем заседании Славянского библейского семинара ПСТГУ во Владимирском зале Главного здания ПСТГУ научный сотрудник Центра междисциплинарных исследований славянской книжности Института славяноведения РАН Инна Вениаминовна Вернер выступила с докладом «Библейские переводы Максима Грека между славянской рукописной традицией и западноевропейской библейской филологией рубежа XV–XVI вв.»

В миру Михаил Триволис, уроженец греческой Арты, в монашестве Михаил, прозванный на Руси Греком и в 1988 году прославленный Церковью в лике преподобных, ровно 500 лет назад, в 1518 году, прибыл в Москву, чтобы до конца своих дней остаться в далекой Московии и сыграть решающую роль в русской книжности, прежде всего в библейских переводах, на пороге Нового времени. Библейским переводам преп. Максима Грека, прежде всего — Псалтири 1552 г., подготовленной великим старцем за четыре года до своей кончины в Троице-Сергиевом монастыре, был посвящен доклад И. В. Вернер.

Преп. Максим Грек дважды обращался к исправлению славянского перевода Псалтири. Еще в самом начале своей деятельности в Москве, в 1518–1522 гг., при посредничестве Дмитрий Герасимова и Власа Игнатова, которые переводили Максима Грека с латыни на церковнославянский, он дал русским книжникам новую и исправную версию Толковой Псалтири, содержащей святоотеческую экзегезу.
д конец своей жизни, после всех судов и ссылок, находясь уже в Троице-Сергиевом монастыре, Максим Грек, который уже сам свободно владеет церковнославянским языком, заново обращается к тексту Псалтири, теперь уже не содержащей толкований. Псалтирь 1552 г., подготовленная им при помощи своего ученика Нила Курлятева, ставшего также автором предисловия к этому памятнику, представляет собой, судя по двум спискам (РГБ, ф. 173.I, № 8, XVII в., до 1665 г. и РГБ, ф. 173. I № 9, 1619 г.), интерлинеарный текст, то есть такой, в котором греческий текст помещен между строк славянского (имеются также списки, не содержащие подстрочного греческого текста).

В интерлиниарных списках присутствует также множество маргинальных глосс, прежде всего лексических, в меньшей степени — грамматических, есть и экзегетические глоссы, часть из них — двуязычные. Все эти глоссы можно считать критическим аппаратом Псалтыри 1552 г. Основой для лексических исправлений, с которыми связаны глоссы, служат неточные переводы прямого значения греческих лексем в том славянском переводе, который правил Максим Грек, — переводе Псалтири Киприановской редакции. В своей правке Максим Грек придерживается строгого правила: греческая лексема должна переводиться одной и той же славянской. Кроме того, новая редакция славянского перевода носила и последовательный экзегетический характер, что на материале псалтырного текста в славянской традиции было осуществлено впервые.

Такое масштабное предприятие, как сплошная и последовательная ревизия церковнославянской Псалтири по греческому тексту, осуществленное преп. Максимом Греком, необходимо рассматривать не только в славянском, но и в общеевропейском гуманистическом контексте, тем более что к настоящему времени открываются новые подробности о европейском прошлом Михаила Триволиса, который не только сотрудничал с видными флорентийскими гуманистами (например, был секретарем племянника Джованни Пико дела Мирандола и учеником Джироламо Савонаролы), но и непосредственно участвовал в деятельности греческой типографии Альда Мануция в Венеции, где в 1498 г. выходит греческая Псалтирь, подготовленная Юстином Декадием. Именно она стала основным источников правки славянской Псалтири 1552 г. Максима Грека, которая должна по праву стоять в одном ряду с аналогичными западноевропейскими филологическими предприятиями того же времени.

Итальянский опыт Максима Грека не мог не включать в себя освоение лингвистической практики работы с библейскими текстами и перевода с греческого языка на латынь. О европейской методологии работы над переводом библейских текстов можно узнать, например, благодаря переводу Нового Завета Эразмом Роттердамским, и эта методология находит много общего с приемами Максима Грека. И. В. Вернер называет Максима Грека русским Эразмом Роттердамским. Переводческие труды обоих авторов, которые были современниками, типологически близки, соотносимы между собою и масштабы правки текста обоими авторами, которые снабжают свои тексты комментариями, преследуя не только собственно лингвистические, но и экзегетические цели.

В заседании семинара под руководством доцента кафедры общего языкознания и славистики филологического факультета ПСТГУ Александра Игоревича Грищенко приняли участие доцент той же кафедры Анна Павловна Вяльсова, младший научный сотрудник Института славяноведения РАН Ольга Владимировна Трефилова, заместитель декана филологического факультета ПСТГУ Ксения Алексеевна Александрова, представители единоверческой и старообрядческой общин, выпускник истфака ПСТГУ и магистрант истфака МГУ Н. Марченко, К. В. Хэндерсон-Стюарт, студенты филологического ф-та ПСТГУ.

Подробнее о результатах исследований И. В. Вернер филологической работы преп. Максима Грека над Псалтирью можно узнать из ее научных статей: