1 /
Проблемы истории Русской Церкви ХХ века обсудили на секции богословской конференции
23 января 2020 года в рамках XXX Ежегодной богословской конференции ПСТГУ состоялось заседание секции «Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви ХХ в.» Ведущим заседания, как и в прошлые годы, был доктор церковной истории священник Александр Мазырин.

Первым докладчиком с темой «Спасение архива Соловецкого монастыря в истории Пермской епархии и Пермского университета 1917-1926 гг.» выступил аспирант МГУ магистр истории Никита Алексеевич Марченко. Свой доклад он посвятил роли в этом деле выдающегося историка и архивиста Б. Д. Грекова.

Далее последовал доклад доктора исторических наук и доктора церковной истории протоиерея Алексия Марченко (ОЦАД) «Разгром Белогорского подворья в Перми. Первые новомученики пермские. Февраль 1918 г.» Докладчик рассказал о том, как демобилизованные с фронта бывшие монастырские послушники оказали вооруженное сопротивление попытке большевиков захватить здание подворья и к каким последствиям это привело.

Старший научный сотрудник ПСТГУ кандидат исторических наук Константин Владимирович Ковырзин в своем докладе постарался раскрыть проблему «церковного большевизма» в свете решений Поместного Собора 1917-1918 гг. Само выражение «церковный большевизм» стало активно использоваться уже с весны 1917 г., причем смысл, вкладываемый в него современниками, мог существенно разниться.

Следующим докладчиком должен был быть еще один аспирант МГУ магистр теологии Никита Витальевич Кияшко, однако он по своей занятости выступить не смог. Его доклад на тему «Формы сопротивления верующих Кубани обновленческому расколу в 1920-е гг.» будет, вероятно, представлен в другой раз.

Кандидат исторических наук Алла Валерьевна Шадрина из Южного научного центра РАН (Ростов-на-Дону) представила доклад на тему «Репрессии в отношении православного духовенства на территории Ростовской области в период коллективизации». Она рассмотрела следственные дела 63 представителей донского духовенства, пострадавших в конце1920-х – начале 1930-х гг. Особенностью гонений на них было то, что советская власть воспринимала донское духовенство как часть казачества.

Доклад кандидата физико-математических наук Николая Владимировича Сомина (Федеральный исследовательский центр Информатика и управление РАН) был посвящен оценке числа репрессированных в советское время православных священнослужителей и мирян. Используя статистический метод пересечения баз данных, докладчик пришел к выводу, что таковых было 84 тысячи человек (с погрешностью вычисления 47%).

Псковский (до недавнего времени – рижский) исследователь Сергей Александрович Мазур посвятил свой доклад теме «Политика Латвийского государства по отношению к Православной Церкви в 1920-1930-е гг. К вопросу о переходе ЛПЦ под омофор КП». По мнению докладчика, если в 1920-е гг. тему неканонического перевода Латвийской Православной Церкви в юрисдикцию Фанара педалировало правительство Латвии, то в 1930-е этому больше стала способствовать Великобритания.

В докладе доктора исторических наук Екатерины Евгеньевны Озмитель (ПСТГУ) было освещено положение Туркестанской епархии при митрополите Никандре (Феноменове) в 1927-1933 гг. Данная тема, как показала докладчица, до последнего времени выпадала из внимания историков, поскольку фигура митрополита Никандра затмевалась его выдающимися современниками – митрополитом Арсением (Стадницким) и епископом Лукой (Воино-Ясенецким), проживавшими тогда же в Ташкенте.

Туркестанскую тему продолжил иеромонах Иаков (Воронцов) (Комиссия по канонизации святых Казахстанского митрополичьего округа), который рассказал о трудах и обстоятельствах кончины Преосвященного Иннокентия (Пустынского). Как показал докладчик, обновленческий лжемитрополит Иннокентий в конце жизни хотел порвать с расколом и вернуться в лоно Православной Церкви, но так и не смог.

Магистр теологии Дмитрий Владимирович Павлов (ПСТГУ) на примере Ташкентской и Среднеазиатской епархии показал в своем докладе неоднозначность политики уполномоченных Совета по делам РПЦ. С одной стороны, уполномоченные представляли антирелигиозную коммунистическую власть, но с другой, они должны были по-своему опекать Церковь. В Средней Азии в первые послевоенные годы эта опека порой приобретала довольно неожиданные формы: в отдельных случаях уполномоченные содействовали открытию храмов, пытались блюсти моральный облик местного духовенства, даже ставили вопрос об учреждении новых епархий, например в Киргизии.

Доклад доктора исторических наук Александра Алексеевича Корнилова (Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского) был посвящен деятельности Епископского совета по решению проблем Германской епархии РПЦЗ в 1948-1950 гг. В основном эти проблемы касались строительства и ремонта храмов, организации подготовки духовенства, разбора конфликтных ситуаций, а также сохранения русской идентичности паствы.

Кандидат исторических наук Игорь Александрович Курляндский из Института российской истории РАН предполагал представить доклад на тему «Вопросы участия Русской Православной Церкви в кампании «борьбы за мир» в 1949-1953 гг.», но не смог этого сделать по болезни.

Последним был заслушан доклад кандидата исторических наук Надежды Алексеевны Беляковой из Института всеобщей истории РАН «Материалы о положении Русской Православной Церкви в 1970-е гг. в коллекции «Glaube in der 2. Welt» («Вера во втором мире»): опыт сбора и интерпретации информации через «железный занавес»».

По сложившейся традиции лучшие из представленных докладов будут опубликованы в «Вестнике ПСТГУ» и «Материалах Ежегодной богословской конференции».