1 /
Рецепция решений I Ватиканского собора стала темой обсуждения научно-богословской конференции
15 ноября 2019 года в рамках международной научной конференции "Единство Церкви в Предании, истории и современности" прошло заседание секции, посвященной теме "Решения Первого Ватиканского собора в русской и зарубежной философско-религиозной мысли последней трети XIX – второй половины XX вв." Преподавателями и студентами различных вузов и научно-исследовательских центров были представлены доклады, в которых освещалась проблематика рецепции решений I Ватиканского Собора (1869-1870 гг.), и, в первую очередь, догмата о папской непогрешимости, (infallibilitas) различными представителями русской и зарубежной общественной и религиозно-философской мысли на рубеже XIX-XX столетий. Были рассмотрены особенности восприятия данного догмата в различных культурных, религиозных и политических контекстах: викторианская Англия (Victorian era) и виднейшие представители британской католической мысли второй половины XIX века кардиналы Дж. Ньюман и Г. Маннинг; Итальянское королевство начала XX столетия и представители модернистской теологии, влияние которой прослеживается в трудах известного на весь мир писателя той эпохи А. Фогаццаро; русская эмиграция, и, в первую очередь, о. С. Булгаков, посвятивший догмату о папской непогрешимости несколько работ (самая известная — статья "Ватиканский догмат").

Известно, что идея непогрешимости римского понтифика существовала в Западной Церкви еще в древности, а принцип "Roma locuta — causa finita" со временем стал общепринятой нормой, которую и призван был догматически зафиксировать I Ватиканский Собор. Участники секции сошлись во мнении, что догматизация принципа папской непогрешимости, или, согласно более корректной терминологии, предложенной епископом Й. фон Деллингером (1799-1890 гг.), принципа "незаблуждаемости" римского понтифика, была вызвана необходимостью как политического характера (потеря римским понтификом светской власти в 1870 г.), так и чисто богословского (окончательное оформление "вертикали власти" в Римско-Католической Церкви, а также сопротивление либеральным тенденциям в католической теологии). Постановления Ватиканского Собора, вызвавшие широкий общеевропейский резонанс, оказали непосредственное влияние также и на русскую религиозно-философскую мысль. Данной теме уделяли особое внимание Ф. М. Достоевский и В. С. Соловьев, В. В. Розанов, о. С. Булгаков, Н. С. Арсеньев и др. Учение о папской непогрешимости (безошибочности) ex cathedra в вопросах веры и морали, став одним из главных пунктов католической богословской повестки XIX-XX столетий, было позднее расширено и уточнено на II Ватиканском Соборе (1962-1965 гг.).

Таким образом, можно констатировать, что I Ватиканский Собор и его постановления оказали решительное влияние на вектор дальнейшего развития католической богословской традиции, став тем самым неотъемлемой и в то же время уникальной, ни с чем не сравнимой частью католического этоса.