Сотрудник Центра лексикографических исследований А. Е. Маньков выступил на конференции «Взаимодействие культур в Арктике»
PDF версия

14 и 15 октября 2021 года в Москве состоялась II Международная конференции «Взаимодействие культур в Арктике: Россия — Исландия — Фарерские острова (литература, язык, культура)». Она проходила на двух площадках: в ИМЛИ и в Библиотеке Иностранной литературы.

Конференция была организована Обществом дружбы Россия-Исландия (директор — Е. С. Баринова) и включала в себя четыре секции: «Историческая поэтика. Языкознание. Перевод» (ведущий — А. В. Коровин), «Современный литературный процесс» (ведущий — М. Ю. Люстров), «Литература в культурном контексте» (ведущий — В. В. Пешкова), «Страноведение» (ведущий — А.С. Мельников). В конференции принимали участие представители академических институтов и вузов Москвы, а также Санкт-Петербурга, Якутска, Рейкьявика и Торсхавна. Приветственное слово произнес посол Исландии в РФ Ауртни Тоур Сигурдссон.

Сотрудник Центра лексикографических исследований историко-филологического факультета ПСТГУ А. Е. Маньков выступил с докладом «Исландский и фарерский язык и диалект села Старошведское». Село Старошведское (Змиевка) находится на Украине, оно было основано в 1782 г. переселенцами с острова Хийумаа в Балтийском море. Они были носителями диалекта, который относится к группе шведских диалектов Эстонии; он до сих пор сохраняется в селе. Современное состояние этого диалекта не было изучено до начала полевой работы А. Е. Манькова, даже о его существовании было практически неизвестно (по крайней мере в России). Большая часть лексики диалекта имеет в основном явные соответствия в литературном шведском, имеются заимствования из окружающих языков — эстонского, немецкого, русского и украинского, литературного шведского. Однако наряду с этим, в диалекте имеется некоторое количество лексем, которые либо не засвидетельствованы, либо малоупотребительны в литературном шведском, но имеют соответствия в островных скандинавских языках — исландском и фарерском. Таким словом является skē ‘обувь, которую носили в грязь, постолы’. Нам неизвестны его соответствия в литературном языке, однако у него есть надёжные когнаты в исландском и фарерском: др.-исл. skœði ‘кусок кожи для изготовления башмаков’, исл. skæði ‘кожаный башмак’, фар. skøði ‘шкура или кожа, из которой можно сделать обувь’. Прилагательное fāḷan ‘красивый’ не имеет прямых соответствий в литературном шведском, однако ср. исл. fölur ‘бледный’. Развитие значения в диалекте: «бледный» > «светлокожий» > «красивый». В этой связи нельзя не вспомнить англ. fair, демонстрирующее близость значений «светлый» (о волосах, коже) и «красивый». Наречие tikkḷe ‘часто’ не используется в литературном шведском, однако известно в исландском: др.-исл. þykkliga. Глагол «лаять» в диалекте — gäi, это слово не имеет соответствий в современном литературном языке (в шведском есть глагол gö, но он малоупотребителен). Этому глаголу соответствует исл. geyja и фар. goyggja — это основные глаголы со значением «лаять» в фарерском и исландском. В докладе обсуждались и менее ясные случаи, представляющие собой этимологические проблемы. Благодаря комментариям коллег в словарные статьи были внесены некоторые уточнения.

Презентация доклада