Никита Попов (фото Сергея Пронина)
Никита Попов. В Лиховом
Никита Попов. Петербург
1 /
«Благодаря университету я полюбил науку»
PDF версия

О любви к философии и пути к фундаментальному образованию, несмотря на особенности здоровья, беседуем с выпускником кафедры философии и религиоведения Никитой Поповым. Будучи незрячим человеком, Никита успешно окончил очную программу обучения.


– Никита, расскажите немного о себе и поступлении в ПСТГУ?

– Мне 22 года, живу в Оренбурге. Я окончил в этом году религиоведческий бакалавриат по очной форме и планирую пойти в нашу магистратуру. Во время поступления передо мной стоял выбор – теология или религиоведение, какую именно выбрать программу, и я рад, что остановился на религиоведении.

– А что повлияло на такое решение?

– Теологические программы предполагают изучение древнегреческого языка, но в силу обстоятельств он мне недоступен. На Дне открытых дверей я познакомился с преподавателем кафедры философии и религиоведения богословского факультета Александром Валерьевичем Кольцовым – он смог меня заинтересовать, во многом благодаря ему я выбрал это направление.

Мне интересно соотношение религии и науки в разных областях, например, связанных с теорией эволюции. Очень нравится философия – теперь это моя жизнь: я полюбил ее со второго курса, когда у нас началось преподавание этой дисциплины. Она дала мне многое, но прежде всего интерес к размышлениям и расширение мировоззрения.

– Как родилась Ваша любовь к философии?

– До поступления в университет я и не думал, что философия мне понравится, я вообще не думал о ней. Но уже на втором курсе, когда у нас начались лекции Виктора Петровича Леги, я почувствовал глубокую заинтересованность. Лекционный курс читал Виктор Петрович, а семинары проводил священник Илия Семенов. В дальнейшем, когда началась русская философия, лекции читал Константин Михайлович Антонов, а семинары проводила Татьяна Николаевна Резвых. Другие предметы, связанные с философией, вели Александр Валерьевич Кольцов и Илья Сергеевич Вевюрко. На нашем направлении многие дисциплины включали в себя элементы философии, я бы сказал, философия была одним из центральных предметов.

Среди моих любимых античных философов – Сократ, Платон, Аристотель, а из средневековых – Фома Аквинский. Также мне нравятся Мережковский, Гегель, Кант, некоторые идеи, которые высказывал Дэвид Юм, но интересует и более современная философия – например, философия сознания. Философия многогранна, поэтому такой размах. Лично для меня философия важна не только тем, что формирует логическое мышление, но и тем, что у нее есть практическое применение: она помогает сформировать свою точку зрения по разным вопросам.

– Одна из Ваших курсовых работ была связана с личностью известного московского пастыря протоиерея Всеволода Шпиллера. Почему решили исследовать проповеди отца Всеволода?

– Да, на третьем курсе у меня была курсовая по теме «Проповеди на пассиях протоиерея Всеволода Шпиллера: историко-философский аспект». Мне показалось это очень интересным: отец Всеволод произносил проповеди на пассиях на протяжении десяти лет – с 1969 по 1979 год, и это не просто проповеди, не просто изложение норм православной жизни или каких-то событий – это живые беседы с паствой. Центральными темами проповедей были не только богословские, но и философские, и научные темы, которые для меня очень важны. Проповеди отец Всеволод произносил для интеллигенции, его приходили послушать не только прихожане, но и ученые, философы, писатели. Это была советская действительность, поэтому было очень важно донести мысль о Боге научным языком. По-видимому, отец Всеволод считал, что таким образом его проповедь будет услышана.

– Выпускная квалификационная работа стала продолжением курсовой или была посвящена новой теме?

– Работы оказались связаны. Мое дипломное исследование было посвящено сравнительному анализу теологии религии протоиерея Александра Меня и иеромонаха Серафима (Роуза). Кстати, этой весной я принимал участие в межвузовской конференции, где представлял доклад о понимании религии протоиереем Александром Менем.

На мысль сопоставить труды отца Александра Меня и иеромонаха Серафима (Роуза) меня натолкнули Константин Михайлович и Александр Валерьевич, который был у меня научным руководителем. Отец Александр и иеромонах Серафим представили в своих работах – «История религии» и «Православие и религии будущего» соответственно – два различных подхода к пониманию религии. Моя задача заключалась в том, чтобы непредвзято сравнить их взгляды на религию и отношение к нехристианским религиям. Проведенное исследование много мне дало, я больше узнал про этих авторов, их творчество и идеи.

– Сейчас Вы готовитесь к поступлению в магистратуру. Планируете продолжить это исследование?

– Я еще не определился с темой, пока читаю книгу Кирилла Ивановича Никонова, известного ученого и религиоведа. Скорее всего, моим руководителем будет Максим Александрович Пылаев.

– Четыре года бакалавриата были трудными для Вас?

– Очень трудными, но и очень интересными. Тут совсем не как в школе. На последних курсах интерес поглощал все трудности, превышал их. Как говорится, не нужно искать легких путей. Например, на третьем курсе у нас была очень сложная сессия, особенно экзамен по Ветхому Завету – я готовился несколько месяцев, но сдал все хорошо, и слава Богу.

– Как удалось найти оптимальный режим обучения – с учетом особенностей здоровья?

– Я могу сказать, что деканат и преподаватели всегда относились к моим обстоятельствам с пониманием. Конечно, учеба предполагает ряд довольно строгих формальных требований, но в рамках допустимого мне всегда «шли навстречу»: где-то была возможность свободного посещения, всевозможные средства взаимодействия с преподавателями и одногруппниками.

Помощь и содействие со стороны университета, чтобы дать мне возможность полноценного приобщения к учебному процессу, были колоссальными. На нашем факультете очень отзывчивый преподавательский состав, и я мог учиться вместе со всеми. Я искренне благодарен своим родителям, преподавателям и одногруппникам, которые очень помогали.

Очень помогал деканат, и лично декан отец Павел Хондзинский, и заместитель декана Ирина Владимировна Тарасова. Конечно, помогал руководитель нашей программы – Александр Валерьевич Кольцов, который оказал на меня огромное влияние и стал проводником в мир религиоведения. Его вклад в мое образование неоценим.

– Чтобы лучше представить, как у Вас идет процесс обучения, расскажите, пожалуйста, как Вы изучаете литературу и пишете письменные работы?

– На моем телефоне и ноутбуке установлены специальные программы по озвучке. Есть программа, которая озвучивает все мои действия, поэтому тексты я могу набирать, как все. Таким же образом я читаю и слушаю книги. Единственное, что мне недоступно – это так называемый быстрый просмотр книги, поиск по содержимому, поэтому мне приходится читать книги полностью. Это сложность технического характера, но в целом я справляюсь, чему очень рад. В оформлении текстов (шрифт и все остальное) мне помогают родители.

– Какие взаимоотношения сложились внутри Вашей студенческой группы?

– Изначально у нас была большая группа: могу ошибаться в точном количестве, но нас было 18–20 человек. К выпуску осталось меньше, конечно, это естественно. Внутри группы у нас сложились дружеские отношения, мы общаемся даже во внеурочное время – можем пошутить, поговорить на научные темы, обсудить философские вопросы. Ребята очень помогали мне в учебе, спасибо им большое за это, они очень отзывчивые.

На втором курсе нам нужно было выбрать профильную специализацию: часть группы выбрала историю религии, часть социологию религии, а я и еще двое моих одногруппников – Никита Коробцов и Миша Цикалов – выбрали философию. На третьем курсе Мишу забрали в армию, так что мы с Никитой остались вдвоем, в свободное время много общались на философские темы и общаемся до сих пор.

– Не считая Вашей любимой философии и связанных с ней дисциплин, какие еще предметы вызвали интерес и желание углубленного изучения?

– Все, что было связано с взаимодействием науки и религии, биологии и религии, религии и физики. Например, «Наука нового времени и христианство» – этот предмет у нас вел отец Константин Гипп. На четвертом курсе у нас был интересный предмет «Концепция современного естествознания», его вел Денис Анатольевич Собур. Мы изучали эту дисциплину всего семестр, но это было очень важно и интересно в мировоззренческом плане.

Если говорить о богословских предметах, то мне было близко нравственное богословие, где мы изучали труды святителя Феофана Затворника и святителя Игнатия (Брянчанинова). Это было очень интересно, потому что направлено на применение в жизни. Мне даже кажется, что более правильно называть эту дисциплину не нравственное, а «духовное богословие», потому что нравственность больше связана с поступками, а духовное – это то, что происходит внутри человека. Такие темы представляли для меня практический интерес.

Также из богословских предметов мне было интересно сравнительное богословие, потому что оно направлено на изучение сходств и различий христианских конфессий – православия, католицизма и протестантизма, а также апологетика. Правда, в учебном плане религиоведов апологетики нет, так что мое знакомство с этой дисциплиной происходило через лекции Виктора Петровича Леги и моего любимого богослова Алексея Ильича Осипова. Апологетика – это тоже про практическое применение богословских знаний, про защиту веры с точки зрения исторических и научных фактов.

Также отметил бы курс по истории Русской Православной Церкви – его очень интересно читал Андрей Александрович Кострюков, и еще запомнился курс про педагогику – его вела Елена Львовна Разоренова, она рассказывала, как преподавать в школах.

В целом понравилось, что преподаватели не требовали от нас зубрежки, скорее, наоборот – заставляли уйти от формального подхода. Некоторых формальных моментов, конечно, нужно придерживаться, но все-таки важна не форма, а содержание. Именно этому меня научили наши преподаватели. Благодаря университету я полюбил науку.

– Видно, что для Вас особенно важен практический аспект знаний – понимание, как они могут пригодиться в жизни, повлиять на нее. А какую практическую ценность, на Ваш взгляд, имеет религиоведение?

– У него огромный спектр применения! Например, в религиоведение входит сектоведение, то есть изучение и классификация различных культов и сект, так называемых новых религиозных движений. Если брать философию религии, то ее тоже можно применять не только в качестве умозрения и тренировки верного и логического мышления, но и для формирования собственного мировоззрения – принципов, по которым человек живет, и решений, которые он принимает на своем жизненном пути.

– Что бы Вы посоветовали абитуриентам и студентам младших курсов?

– Я советую прилагать усилия к обучению. Многие студенты отсеиваются именно потому, что недостаточно стараются. Нельзя упускать предмет, нужно быть ответственным, не бояться, не нервничать, хотя у меня самого плохо это получается.

Еще нужно отдыхать. Я люблю размышлять и применять свои размышления и идеи в жизни. Люблю читать книги по антропологии, философии, психологии. Когда каникулы, читаю те книги, которые мы упоминали на занятиях, но не читали их или же читали фрагментарно, а также те книги, которые интересны лично мне. Во время учебы нужно идти по программе, но в свободное время есть возможность познакомиться с тем, что особенно интересно.

Вообще, главное – сохранять заинтересованность, иначе учеба будет в тягость. Если есть интерес, можно преодолеть любые трудности.

Беседовала Дарья Абрамова

Вас могут заинтересовать :