О.И. Тогоевa
В.С. Макаров
С. Шуляк и А. Пустовойт
А. Тригер
М. Ромашин
К. Ганстер
А. Макаулиффе
М. Ефимова
Д. Котлукова
Н. М. Долгоруковa
И. Карафиллидис
1 /
Первый день молодежной конференции по медиевализму был посвящен кинематографу и литературе
PDF версия
15 ноября 2018 года в рамках молодежной конференции по медиевализму состоялись заседания двух секций «Медиевализм в кинематографе» и «Медиевализм в литературе».


«Чем больше временная дистанция, отделяющая современную нам культуру от средневековой и ренессансной, тем многообразнее попытки интерпретировать ее для современного читателя или зрителя на экране, сцене и на страницах современной литературы. Эти интерпретации могут быть совершенно разными – от предельно точных цифровых реконструкций материальных объектов до ностальгического средневековья фэнтезийных миров и постапокалиптического “возвращения в Средневековье”», - так определил В. С. Макаров, доцент кафедры германской филологии, председатель оргкомитета Международной молодежной научной конференции "Рецепция словесности Средних веков и раннего Нового времени в культуре XIX-XXI вв. (театр, кинематограф, музыка, литература и др.)" тематическое поле конференции.

В первый день работы конфернции пленарный доклад о фильмах, посвященных истории Жанны д’Арк, прочитанный доктором исторических наук, ведущим научным сотрудникам ИВИ РАН, известным специалистом по средневековому праву О. И. Тогоевой, открыл конференцию и предварил секцию «Медиeвализм в кинематографе».

В рамках этой секции, ведущим которой был В. С. Макаров, было заслушано три доклада.

Катарина Ганстер из университета Граца (Австрия) рассмотрела образы средневековых кочевников в современном визуальном российском исскустве, выбрав для анализа художественный фильм «Орда» (2012) и сериала «Золотая орда» (2017).

Студент 4 курса бакалавриата Института истории СПбГУ Матвей Ромашин в своём докладе «Между мюзиклом и артхаусом: артуриана в западном кинематографе» рассказал о том, как представлен знаменитый Артуровский цикл в мировом кинематографе. Докладчик рассмотрел 15 фильмов: от американского немого фильма 1904 года «Парсифаль», снятого по одноимённой опере Вагнера, до сюрреалистической картины «Король-рыбак» Терри Гиллиама в 1991 году и фильма Гая Ричи «Меч короля Артура».

Миф о короле Артуре принадлежит иной эпохе, представления о которой смутны и во многом вторичны по отношению к самому Артуровскому циклу, поэтому Артуриана замыкается на себя, образуя параллельную вселенную «романтического средневековья». Через нее мы видим раннее средневековье таким, каким его изображали поэты XII-XV столетий. Из-за умножения кругов «доступа» к протоматерилу, Артуриана столь сложна для киноинтерпретаций.

Светлана Шуляк из Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения (2 курс бакалавриата) и Александра Пустовойт из Института истории СПбГУ (1 курс магистратуры) изучили образы последних правителей Бургундии, Карла Смелого и Марии Бургундской, как инструменты формирования исторической памяти через кинематограф во Франции и Австрии. Они провели сравнительный анализ этих персоналий, описанных в хрониках, мемуарах и письмах современников, с образами, представленными в фильме «Le miracle des loups» 1961 г. и мини-сериале «Maximilian – Das Spiel von Macht und Liebe» 2017 г. -одними из немногочисленных произведений кинематографа, в которых названные персоналии играют главные роли.

Секция «Медиевализм в литературе», модерируемая к. ф. н., PhD Н. М. Долгоруковой (РИУ ВШЭ), открылась докладом магистрантки истфака Саратовского ГУ Дарьи Котлуковой «Образ "Белой принцессы" в культуре XIX - начале XXI века» дочери Эдуарда IV, Елизавете Йорк. Последняя является женой Генриха VII, основателя династии Тюдоров, и матерью Генриха VIII, а также предком Елизаветы II. Особенно часто обращаются к образу «Белой принцессы» с середины XX века, что вызвано подъемом интереса к женщинам и появлением такого жанра литературы, как исторический любовный роман. Используя «плач» Т. Мора, сочинения XIX века: «Песня о леди Беси», «Воспоминания Ричарда III и его современников»; и современные романы М. Кемпбелл Барнс и Ф. Грегори, а также сериал «Белая принцесса», докладчица приходит к выводу, что образ Елизаветы Йорк меняется с течением времени. От жены и матери короля она эволюционирует в зачинщицу заговора, а затем обретает черты женщины XXI века: силу характера, независимость, отстаивание своего мнения в любой ситуации.

Второй доклад - «Харджа от Средневековья к ХХ веку (к вопросу об эволюции жанра)» был сделан студенткой 1 курса магистратуры Анастасией Тригер из школы филологии НИУ ВШЭ, которая показала функционирование этого мосарабского поэтического жанра в исторической перспективе и возрождение его в современной Испании: как на уровне школьного образования, так и в живой городской культуре.

Аспирантка из Пизанского государственного университета Ирис Карафиллидис представила доклад «Религиозная лексика Средневековья в современном русском романе: «Лавр» Е. Г. Водолазкина». Цель доклад состояла в том, чтобы объяснять, каким образом лингвистические характеристики Лавра содействуют структурированию картины мира Средневековья понимаемой читателями, фокусом которой является религиозная семиосферы (по определению Михайла Бахтина).

Представленные примеры подчеркивают тесную связь, установленную между лингвистической (и особенно лексической) характеристикой, созданной Водолазкином, и представлением средневековой реальности, на которой сосредоточен роман. Именно из-за сложности созданных ссылок, к которым добавлены вкрапления на церковнославянском, мы можем заметить, как лингвистическая составляющая является определяющим фактором для создания средневековой религиозной картины мира.

Анастасия Мария Макаулиффе (филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова) выступила с докладом, представившим испаноязычную литературе, обращающуюся к Средневековью по другую сторону океана: «Герои Конкисты в новелле «Два берега» и пьесе «Все кошки серы» Карлоса Фуэнтеса».

Еще одна докладчица из МГУ, но с отделения искусствоведения исторического факультета, - Мария Ефимова – поделилась результатами своего кропотливого исследования «А. А. Блок – читатель куртуазной литературы», посвященного тому, «какие элементы исторической действительности – и литературной фикции, также являющейся памятником эпохи, – использовал Блок при работе над драмой «Роза и Крест». Главной стороной драмы становится именно мир, созданный благодаря творческому переосмыслению идей, взятых из литературных памятников Средневековья, в сознании современного человека – человека начала XX века. Здесь собственные идеи Блока, развитые еще в более ранних произведениях, переплетаются с воспринятой им реальностью мира воображения и чувства, отраженного в литературных памятниках эпохи».

Мария Ефимова рассмотрела оба эти аспекта и сделала вывод о том, что «в художественной ткани произведения они переплетаются», особенно очевидно это становится «после попытки читателя проследить за тем, откуда взяты те или иные мотивы. Аничков предлагает Блоку обратиться к золотому веку провансальской культуры – к последней четверти XII столетия, когда далеки еще ужасы крестового похода и неизбежное увядание и измельчание провансальской литературной традиции. Однако Блок намеренно опровергает это предложение и обращается именно к началу XIII века. Для него это время – век зрелости провансальской культуры – становится гораздо более подходящим. Сам он в тетрадях неоднократно подчеркивает проводимую им параллель между той эпохой и современностью, современным духовным и культурным кризисом, который виден за внешним многообразием и пышностью в искусстве».

Кроме студенческих докладов, на секции был представлен один из проектов школы филологии НИУ ВШЭ, осуществляемый под руководством Н. М. Долгоруковой, – «Абеляр и Элоиза в России XVIII в.».

Фотографии Григория Рогачева