1 /
«Хорошее научное исследование должно начинаться с первой курсовой»
PDF версия

Пройти всю вертикаль ступеней теологического образования (бакалавриат, магистратура, аспирантура) и стать первым кандидатом теологии в Диссертационном совете ПСТГУ – о пройденном пути беседуем с преподавателем богословского факультета Андреем Владимировичем Дружининым.

– Андрей Владимирович, прежде всего, спешим поздравить Вас с защитой диссертации! Расскажите, пожалуйста, о своей кандидатской работе – как называется и чему посвящено Ваше исследование? Как Вы вышли на тему диссертации?

– Тема моей работы – «Подготовка пастыря в российской духовной школе: осмысление, дискуссия и практика (1808–1869 гг.)». Историю о том, как я пришел к этой теме, можно начать с бакалавриата, когда студенты первого курса пишут свои первые письменные работы в рамках стержневого курса. Мне был интересен определенный круг тем: монашество, аскетика, пастырство, духовничество. Но, понятно, одно дело – практика, а другое – исследование. В исследовательском плане я больше тяготел к истории и поэтому выбрал среди предложенных для первого реферата тем статью отца Георгия Флоровского «Положение христианского историка». Наталия Юрьевна Сухова поставила мне за реферат оценку «хорошо», но предложила работать над следующими темами вместе. На следующий год мы долго думали, искали тему; в итоге курсовая работа была посвящена анализу книги «О должностях пресвитеров приходских» – знаковой не только для синодального периода, но и для сегодняшнего дня.

Дальнейший вектор исследований был связан с историей сначала пастырского богословия, а потом – более широко – с историей пастырской подготовки, где пастырское богословие – один из ее ключевых аспектов. Сначала, в рамках курсовой работы, мы изучали то, что происходило в Католической Церкви до XIX века: как зародились и развивались идеи пастырской подготовки, потом, в бакалаврской работе, изучили влияние Католической Церкви на российскую мысль в контексте пастырского богословия. Магистерская работа была посвящена непосредственно анализу католического влияния на принципы церковного и богословского образования в XVIII веке в Российской империи. Таким образом, к написанию кандидатской мы подошли, как говорила Наталия Юрьевна, «с багажом». По ее мнению, хорошее научное исследование должно начинаться с первой курсовой. За шесть лет предшествующих работ мы подошли к результирующей теме: как в России установилась первая система пастырской подготовки, связанная с реформой 1808–1814 гг., удалось ли в ее рамках разрешить то поле напряжения, которое сформировалось к началу XIX века.

Мне всегда казалось, что кандидатское исследование – это что-то большое, а на деле оно оказалось очень узким. Мы очень долго формулировали проблематику в рамках этой богатой темы, пытаясь выделить основную конкретную проблему. К слову, в аспирантуру я поступил не с первого раза. Именно неумение сформулировать проблему исследования – ключевую характеристику в гуманитарной работе, сыграло определяющую роль при первой попытке поступления. Но даже после удачной формулировки процесс исследования постоянно требовал ее переосмысления.

– Сужение темы очевидно предполагало отказ от изучения каких-то вопросов. Была ли какая-то тема, которую хотелось рассмотреть подробно, но пришлось оставить?

– В этом вопросе заключена некоторая боль, поскольку нам, конечно, не удалось объять всё. Сейчас срок подготовки диссертации закреплен в нормативных актах и составляет три года – человек не сможет окончить аспирантуру, если у него не написана диссертация. А мы все три года, можно сказать, занимались тем, что пытались разобраться в проблематике и источниках, которых, казалось бы, уже прочитано много, но никогда не знаешь, достаточно ли для того, чтобы сделать какие-то выводы. Когда вставал вопрос о том, чтобы еще больше конкретизировать тему, Наталия Юрьевна отвечала: «Вы поймите, это – грибница», то есть тема очень разносторонняя и комплексная: ты вытаскиваешь один вопрос, а за ним тянутся нити с различными разветвлениями. Все три года мы занимались постановкой конкретной проблемы и написанием введения, которое, как оказалось, является наиболее трудоемкой частью работы.

Локальных проблем было очень много: отношение пастырей к народному образованию, отношения между пастырями, отношения со священноначалием, церковно-государственные отношения, нормативная регламентация системы духовных школ. Остановились на богословской проблематике: показать, насколько в конкретных исторических условиях удавалось реализовать институциональную подготовку пастыря соответственно Священному Преданию и опыту Церкви, как пытались ее выстроить в конкретную эпоху, чтобы отразить в ней вневременные, зафиксированные в Священном Писании идеи пастырства.

Если коротко описать основную идею работы, то так: можно ли церковное учение о пастырстве, его привитие ставленнику воплотить в институциональной пастырской подготовке? Церковь живет в истории, Церковь постоянно меняется, и меняются запросы общества к ней. Реально ли так «смодерировать» пастырскую подготовку, чтобы в каждую историческую эпоху она была наиболее актуальна и не уходила от своей прямой цели? На русской почве это было сделать особенно тяжело, поскольку духовная школа всегда выполняла несколько задач, поэтому нашим пастырям и святителям было особенно сложно это всё совместить в XIX веке.

Конечно, невозможно рассмотреть все вопросы в рамках одной диссертации, но наша работа, надеюсь, создает некоторую базу для такого рассмотрения.

– Возможно, эти вопросы удастся решить уже в докторской диссертации?

– Мы с Наталией Юрьевной прописали некоторые перспективы исследования, но все-таки научное исследование, если оно хорошее, должно быть основой не только для дальнейших собственных изысканий, но и для других ученых, которые с опорой на твою работу могут разработать что-то свое.

Не знаю, насколько возможна докторская, конкретных планов нет, пока есть только намеченные векторы, которые можно развивать, памятуя те принципы хорошего исследования, которым нас обучили.

– Вы озвучили очень важный совет: «Хорошее научное исследование должно начинаться с первой курсовой». Что бы Вы еще посоветовали студентам, которые планируют связать жизнь с наукой и поступить в аспирантуру?

– Меня часто об этом спрашивают как тьютора, но ответы, которые приходят в голову, зависят от вопрошающего студента. Первый совет – «не отчаивайтесь, идите до конца». Всегда будет казаться, что всему наступил конец, выхода нет, времени не хватает, ты не понимаешь тему и чем вообще занимаешься. Но, как говорил один протодиакон, который преподавал у нас в бакалавриате: «Только то дело учебное удается, в котором ты возрастаешь, прыгаешь выше головы». Некоторые, думая о поступлении в аспирантуру, считают, что просто нужно еще 3 года заниматься тем, что уже умеешь как человек с высшим образованием. Однако аспирантура, как очередная ступень образования, мне кажется, это испытание, где надо в очередной раз прыгнуть выше головы. А выше головы прыгнуть всегда трудно. При этом это такой уровень, когда руководитель уже не может всё подсказать. Если раньше можно было на него опереться, как на родителя, то тут уже ты идешь своими ногами, хотя и под его руководством. Нужно привыкнуть, что твоя ответственность на уровне аспирантуры гораздо больше. Поначалу можно впасть из-за этого в уныние, но это надо преодолеть. Главное – терпеть, молиться и стремиться закончить. Теология – наука непростая. И мы с Наталией Юрьевной отметили в диссертации, что в нашей стране традиция теологического исследования прерывалась, в отличие от других гуманитарных наук. В России сейчас нет мощного научного сообщества богословов, нет такого числа научных журналов, сколько есть в других конфессиях или других гуманитарных и общественных науках, где не было этого почти векового перерыва. Это определяет те сложности, с которыми сталкивается начинающий исследователь в нашей научной специальности, особенно глядя на коллег из других научных областей. Однако мы верим, что события XX века были промыслительны – в том числе, и для отечественной теологической науки.

Я вспоминаю еще совет, который давала Наталия Юрьевна студентам на втором курсе, когда принимала под свое научное руководство: «Я готова принять работу, но, смотрите, есть три условия, без которых наше дальнейшее сотрудничество будет нецелесообразным: во-первых, ваша тема должна вам нравиться и ощущаться как нечто необходимое в Вашей жизни, во-вторых, то, чем Вы занимаетесь, не должно иметь побочных или тем более корыстных целей (научные степени ради степеней и т. п.), в-третьих, вы, как христиане, призваны к жертве, поэтому здесь тоже придется что-то принести в жертву». В свете этих слов, если научный руководитель говорит, что у вас хорошая тема и может принести пользу – хотя бы и маленькую, есть смысл ее продолжать и идти до конца. Возможно, воля Божья в этом и проявляется, и если это действительно так, то такое дело никогда не будет легким, поэтому отчаиваться здесь ни на каком этапе не надо. Надо быть к этому готовым и идти до конца. Потом, когда после скорбей появляются плоды, наступает облегчение и радость.

Беседовала Анна Малышева