«Не покидает ощущение, что он подарил нас друг другу»
PDF версия

2 мая 2022 года профессору, протоиерею Георгию Ореханову (1962–2020), проректору ПСТГУ по международной работе, исполнилось бы 60 лет. Неожиданно короткая, но яркая, деятельная, чрезвычайно насыщенная жизнь, везде реализованная как служение – в Церкви, в семье, в общении с друзьями, в преподавании и в науке. 

В день памяти дорогого отца Георгия публикуем воспоминания отца ректора и пять слов коллег и друзей отца Георгия, выразивших то, что чувствует после его кончины бесчисленный сонм любящих его людей: «присутствие отца Георгия является более ощутимым, чем его отсутствие».

Протоиерей Владимир Воробьев, ректор ПСТГУ и ПСТБИ:

2 мая исполняется 60 лет нашему дорогому отцу Георгию Ореханову. Закрыв глаза, каждый из нас может услышать его вдохновляющий голос: «Я хочу рассказать вам об одной совершенно гениальной идее!» Его постоянное творческое, энергичное присутствие в нашей жизни, его любовь, забота о развитии общего нашего университетского дела – созидания, строительства новой церковно-образовательной сферы, о воцерковлении и одухотворении интеллектуальной части нашего общества, о воссоединении разорванной ткани православной русской культуры – все это живет в душе нашей большой Свято-Тихоновский общины. Память об опередившем нас друге, о любви, соединявшей нас на земле, да соединяет нас и в вечности. Вечная память почившему протоиерею Георгию!

Протоиерей Константин Польсков, проректор по научной и международной работе ПСТГУ:

Трудно в это поверить, но отцу Георгию исполняется шестьдесят лет. Раньше для мужчин это был возраст выхода на пенсию, поведения итогов прошедшей жизни. Но я категорически  не могу представить себе батюшку Георгия «выходящего на пенсию» или уж тем более «подводящего итоги». Не только потому, что возникающий в сознании его образ ‒ это, скорее, кипучая энергия, новые «гениальные (как всегда!) идеи», особый талант жить ярко, собирать вокруг себя людей и вдохновлять их на общее дело, но ещё и потому, что многое из начатого и заложенного им не только не «засохло» за прошедшее время, но, наоборот,  выдержав экзамен временем, продолжает развиваться и плодоносить. Мне, как наследнику части его обязанностей, это совершенно очевидно. Мы во многом двигаемся по пробитой им колее. Ну, и, конечно, в собранных, воспитанных и взращенных им духовных чадах он продолжает жить как священник, как пастырь. Они (что и неудивительно для проректора по международной работе!)  являют собой прекрасное международное братство: русских, японцев, немцев, итальянцев, армян. В сегодняшнем раздираемом противоречиями мире они хранят единство в благодарной памяти отцу Георгию. А в сердцах его друзей продолжает жить любовь к дорогому другу, собрату и сослужителю.

Тициана Гуалтиери, сотрудник международного отдела:

В этом году 2 мая нашему дорогому отцу Георгию исполнилось бы 60 лет. При мысли о нем, приходят сразу в голову слова Иоанна Златоуста, недавно произнесенные на пасхальной Литургии: «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа? Воскрес Христос — и ты повержен». В течение этих двух лет его присутствие являлось более ощутимым, чем его отсутствие. Об этом говорят радостные лица его детей и его супруги, многочисленные личные отношения и мосты, которые он построил как человек и как проректор по международной работе и которые стали крепче и сильнее, чем обстоятельства. Не покидает ощущение, что он подарил нас друг другу и что мы вместе наследовали его широкий мир знаний и отношений, который мы только начали открывать».

Профессор ПСТГУ Наталья Юрьевна Сухова:

Отец Георгий был церковным историком по призванию: может быть, не в самом юном возрасте, но он обрел это главное свое поприще и успел плодотворно потрудиться. Ученый мир знает отца Георгия как специалиста по истории подготовки и проведения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. – уникального явления в истории Русской Церкви. Попытка посмотреть на этот Собор с богословской точки зрения привела к значимому результату – первой монографии отца Георгия «На пути к Собору», которая и ныне не потеряла научной актуальности. Но поистине «своей» стала для него тема «Л. Н. Толстой и Русская Церковь»: исследователь и тема обрели друг друга. Работа в этом направлении не только дала науке ряд монографий и множество статей, но и привлекла к исследованиям отца Георгия представителей других областей науки – литературоведения, философии, религиоведения. Расширение круга его научного общения имело плодом замечательные проекты – например, ежегодные конференции в Ясной Поляне или коллоквиумы Междисциплинарного интеллектуального клуба. Талант общения отца Георгия позволил ему заручиться поддержкой руководства музея-усадьбы «Ясная Поляна», привлечь к научным форумам представителей Российской Академии наук, Института мировой литературы им. А. М. Горького, Музея-библиотеки Н. Ф. Федорова, московского Института итальянской культуры, краковского Ягеллонского университета, Питтсбургской теологической семинарии, миланского Католического университет Святого Сердца и др. Очень хочется надеяться, что, несмотря на все проблемы последних лет, эти начинания нашего дорогого отца Георгия будут иметь продолжение...

Профессор ПСТГУ Константин Михайлович Антонов:

Научная деятельность отца Георгия во многом соответствовала его жизненному складу. Присущая ему жизнеутверждающая и жизнетворящая энергия проявлялась здесь в постоянном научном поиске, развитии, смене тем и даже научных дисциплин, в жесткие рамки которых его научные замыслы никак не хотели умещаться. От стандартной истории Церкви начала XX века он перешел, в поисках истоков этой исторической ситуации, к изучению русской культуры XIX века, выбрав здесь тему отношений Л. Н. Толстого и Русской Церкви как ключевую, такую, в которой все особенности и проблемные узлы эпохи проявляются с наибольшей наглядностью. Однако он быстро осознал, что стандартные подходы, заимствованные из политической истории, истории общественной мысли, истории литературы или истории философии здесь необходимы, но недостаточны. «Междисциплинарность» была для него не только лозунгом (хотя на основе проводившихся в Ясной поляне конференций он создал «Междисциплинарный интеллектуальный клуб»), но и насущной потребностью, которая диктовалась его видением предмета. Может быть, именно в силу этого его все больше стали привлекать религиоведческие подходы и магистерскую программу «Религиозные аспекты русской культуры XIX – начала XX века» он неслучайно создавал именно как религиоведческую. Здесь в его поле зрения оказались, с одной стороны, подходы, предложенные русскими мыслителями начала XX века (намеченный С. Н. Булгаковым анализ «религиозных типов»), с другой – психологические и социологические подходы к изучению современной «духовности» (написанная им совместно с Ксенией А. Колкуновой книга ««Духовность»: дискурс и реальность» (2017) дает панораму этих подходов и описываемых ими явлений современной жизни). Все это позволяло как бы сталкивать историю и современность (особенно интересовала и беспокоила отца Георгия современная молодежь, ее жизненные основы, ее отношение к Церкви): он умел видеть в истории истоки современности и находить в современности оптику, при взгляде через которую история начинала раскрывать свои смыслы. Наиболее полное выражение этот синтез нашел в книге, которая задумывалась как научно-популярная, но которая стала в известном смысле итоговой: «Лев Толстой: «Пророк без чести». Хроника катастрофы» (2016). Впрочем, здесь же видно начало нового сдвига – наряду с главным героем книги, почти столь же значимое место занимает еще один персонаж – Ф. М. Достоевский, «невстречи» Толстого с которым составляют одну из образующих сюжетных линий работы. Можно не сомневаться, что это обращение к новой теме повлекло бы за собой и очередные методологические новации. Увы, этого не произошло…

Протоиерей Николай Емельянов, проректор ПСТГУ по стратегическому развитию:

Уходит в прошлое наша общая жизнь. С того момента как скончался отец Георгий, кажется, что прошла целая эпоха. Уже была пандемия, и теперь мировой политический кризис. Но что-то остается неизменным. Только что отошла Страстная – отец Георгий всегда читал канон на погребении Плащаницы, на заутрене кадил вместе с другими докторами богословия втроем с отцом Олегом и отцом Александром. Все это заново переживается и ощущается как наша общая жизнь. Она продолжается. Мы продолжаем думать об Университете и трудиться в нем, но мы всегда это делали вместе, и в чем-то так и остается. И еще как-то по-особенному начинаешь чувствовать общее с отцом Георгием в своих переживаниях за детей. Дети отца Георгия старше, и ему приходилось первому волноваться о том, что в моей жизни с детьми появлялось позже. Мне кажется, что я сейчас лучше могу понять и разделить эту часть его жизни. Иногда думаю: «Дай Бог, чтобы дети его радовали!» Дорогой отец Георгий, Христос воскресе!