Прп. Иустин (Попович)
Монастырь Высокие Дечаны. Косово
1 /
«Небесная правда должна пройти через святительские и мученические страдания»
PDF версия

28 июня, в день памяти святого сербского князя Лазаря, мучеников и новомучеников Сербской Церкви, на сайте Сретенского монастыря опубликован русский перевод проповеди преподобного Иустина (Поповича), произнесённой в этот день в 1939 г. Перевод с сербского выполнен выпускницей ПСТГУ инокиней Иоанной (Голик) при участии студента ПСТГУ Михаила Акопова.

Нигде парадоксы неба и земли не обнялись так сердечно, как в истории сербского народа. Обнялись видовданским [1] объятием. Сегодня пятьсот пятидесятая годовщина того, как наша народная душа обвенчалась с Небесной правдой через Косовский подвиг. От имени всего народа честной князь Лазарь возлюбил Небесное Царство. И мы раз и навсегда избрали Небесную правду как наш народный идеал и стали ее добровольной жертвой. С тех пор душой сербство стало страдать за Небесную правду, приносить себя в жертву за нее. Косовские мученики во главе с честным князем своим святым мученичеством повели наш народ путем страдания за Небесную правду. И водили его столетиями через все штормы и бури нашей душераздирающей истории.

Каждый истинный сын нашего народа отдавал самое драгоценное на земле – жизнь – ради самого драгоценного на небе – ради правды. А, по суду и по вере нашего народа и его святых прозорливых князей, наидрагоценнейшее из всего драгоценного на земле – это Небесная правда, ведь на ней зиждется и благодаря ей существует земля. Возлюбив Небесное Царство, косовские мученики жертвовали собой ради Небесной правды и таким образом соединили землю с небом, освятили землю небом. Там, где они пали, земля превратилась в небо, и место, где они почивают, – свято, потому что они претерпели мучения за Божественную правду.

Никогда наша народная душа не была так прозорлива, как на Видовдан, 550 лет назад. В тот судьбоносный день она через святого князя и его витязей узрела всю истину неба и земли и по достоинству оценила земное и Небесное царства. Об этом пронзительно поет и повествует народная песня:

Полетел сокол, птица серая, 
от святыни – Иерусалима, 
и несет он птицу-ласточку 
Это не был сокол, птица серая, 
был ведь то святитель Илья; 
н не птицу-ласточку несет, 
а ведь свиток от Богородицы, 
относит его царю на Косово, 
опускает свиток царю на колено, 
книга сама царю говорит: 
«Царь Лазарь благородный, 
какому припадешь ты царству? 
Или любишь царство небесное? 
Или любишь царство земное? 
Если любишь царство земное, 
седлай коней, затяни подпруги! 
Витязи, препояшьтесь саблями 
и гоните турков: 
все турецкие войска погибнут! 
Если любишь царство небесное, 
поставь на Косово церковь, 
не делай фундамент из мрамора, 
а из чистых шелков и алой ткани, 
причасти и напутствуй войско: 
все твои погибнут войска, 
и ты, князь, погибнешь с ним!» 
И когда царь выслушал те речи, 
мыслит царь мысли разные: 
«Милый Боже, как быть, что делать? 
Какому отдаться царству? 
Небесному ли? 
Земному ли? 
Если предамся царству, 
предамся царствию земному, 
земное – мало царство, 
а небесное – всегда и навеки». 
Царь возлюбил царство небесное, 
а не царство земное[2].

Это наше народное Евангелие, это евангельская установка нашей истории: жертвовать временным ради вечного, земным – ради небесного. Это есть не что иное, как наше народное изложение Христова Евангелия, ведь основной закон Богочеловеческого Евангелия есть: «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12: 24). Что относится к одному человеку, то относится и к народу: если не умрет за Небесную правду, не сможет сотворить великих, вечных дел и не войдет в Небесное Царство, где царствует и владычествует вечная жизнь. Через смерть за Небесную правду он входит в настоящее бессмертие и Божественную вечность. Воскресения не бывает без смерти – без смерти за Небесную правду, Небесную истину. Таково есть наше лазаревское, наше видовданское, наше косовское Евангелие! Воскресения не бывает без смерти за Небесную правду.

Почему святой князь предпочел Небесное Царство земному? Потому что Небесное Царство – это царство вечных Божественных ценностей. Там все бессмертно, божественно и вечно: и правда, и истина, и любовь, и доброта, и радость, и жизнь. Там нет ничего злого, греховного, смертного. Все – сама наибескрайнейшая бескрайность и совершеннейшее совершенство. Жить ради вечных ценностей Небесного Царства и умирать за них – это наша лазаревская, наша косовская, наша народная вера. Эта вера объединяет все самое возвышенное, наибольшее, наисвятое во всех мирах. За нее радостно умирали все косовские витязи: от честного князя до последнего серба. Когда опечаленная царица Милица умоляла своего славного брата Бошку Юговича, чтобы тот не шел на Косово, а остался с ней в Крушеваце, желая спасти брата от заколения, он так отвечал ей:

Уходи, сестра, в свой белый терем, 
Я назад с тобой не ворочуся 
И хоругвь не передам другому, 
Если б царь мне дал за то Крушевац. 
Не хочу, чтоб дружина сказала: 
«Бошко Югович трус и предатель! 
Не поехал на Косово поле, 
Чтобы кровь пролить достойно в битве, 
Умереть за веру и за правду»[3].

А когда отчаянная сестра обхватила руками шею своего самого младшего брата, воина Юговича, умоляя хотя бы его остаться с ней в Крушеваце, он сказал ей:

Воротись, сестра, в свой белый терем, 
Я назад с тобой не ворочуся 
И коней не передам другому, 
Если б даже знал я, что погибну. 
Я иду на Косово, Милица, 
Кровь свою пролить за нашу веру, 
С братьями за крест честной сражаться[4].

Когда бессмертный орел нашей истории, Милош Обилич, защищал себя от клеветы на Косовской вечери, то восклицал: 

Благодарим тя, славне княже Лазаре! 
Благодарим тя за твое привечание, 
За привечание и дар твой; 
Но не благодарим за такие речи, 
Ибо, клянусь верою своею, 
Никогда я не был предателем, 
И не был, и никогда я не буду, 
А завтра готовлюсь в поход на Косово 
За христианскую веру погибнуть… 
Завтра истинно красный Видов денек, 
Узрим мы на Косовом поле, 
Кто за веру, а кто предатель ее[5]!

Но о личной причине, по которой честной князь возлюбил Небесное Царство, вдохновенно повествуют нам древние православные книги. Молитвы видовданской службы святому князю являют нам образ его святой души. По ним, святой князь «сохранил заповеди Божии на земли»; был «благ, кроток, украшен незлобием, истиной и правдой», был «оком для слепых, ногами для хромых, опорой для старых». Одним словом, был воплощением всех евангельских добродетелей. Потому он и выбрал Небесное Царство, ведь каждая добродетель мало-помалу привлекает душу в небесный мир, пока все они вместе совсем не увлекут ее в горняя. Живя евангельской жизнью, святой князь не мог не избрать евангельскую смерть, не возлюбить Царство Небесное. Его мученичество за Христа явилось естественным итогом его жизни во Христе. Что мы говорим о нем, то в большей или меньшей мере относится и ко всем остальным косовским витязям. Живя евангельской жизнью, святой князь не мог не избрать евангельскую смерть

Но откуда у них эта видовданская этика, это видовданское Евангелие? Откуда? От родоначальника всего великого, всего возвышенного, всего наибольшего, всего бессмертного в нашем народе – от святого Саввы! Он – отец видовданской этики, он – автор видовданского Евангелия. Князь Лазарь избрал для себя и для всего народа на Косовом поле то, что задолго до него святой Савва избрал для себя и для всего народа в Хиландаре. Что он избрал? Христа Бога и Его Евангелие. И народ радостно последовал за своими святыми вождями: через земное приобретал небесное, через преходящее – вечное, через смертное – бессмертное. И так осуществил главную евангельскую истину: земное освятить небесным, временное – вечным, человеческое – Божиим. Ведь святой Савва весь в этом: Христом Богом освятить и просветить все народное: и государство, и образование, и сельское хозяйство, и ремесла, и искусство, и философию. По нему, народ существует, чтобы освятиться и просветиться вечной истиной Христовой и вечной жизнью. Без этого народ лишен вечных ценностей; без этого народ становится толпой ходячих трупов. Умирая за Крест Честной и веру христианскую, косовские витязи явили самым очевидным образом, что наш народ есть неустрашимый носитель и защитник святосаввского Евангелия.

Если бы не было святого Саввы, не было бы и святого князя. Если бы не было святого Саввы, не было бы величественной косовской драмы. Не будем обманывать себя: своим просветительским и государственным гением святой Савва судьбоносно предопределил драму нашей истории. Ни косовская этика, ни народная этика не могут быть поняты и объяснены без святого Саввы. Святой Савва не только отрекся от земного и возлюбил Небесное Царство, но и вдохнул во весь наш народ евангельские силы, чтобы он поступал так же во все судьбоносные моменты своей истории. Доказательство этому – Косово! Без сомнений, все великое и судьбоносное в нашей истории так или иначе восходит к святому Савве. И Косово, и всевозможные страдания нашего народа за Христову веру и Небесное Царство на терновых путях его мученической истории. Если мы останемся верны логике событий нашей истории, то сможем сказать: святой Савва – это больше, чем судьба нашей истории; он есть главный предсказатель (серб. – суђеница) этой судьбы. Сразу за ним – святой Косовский князь. Два образа более всего управляют нашей историей: святой Савва и святой Лазарь. Они – во всем и над всем, что важно для нас. Небесная правда должна пройти через святительские и мученические страдания.

Наше неманичское государство началось со святителей, а завершилось мучениками. Таков закон евангельской жизни: Небесная правда должна пройти через святительские и мученические страдания. На этом парадоксе зиждется вечная правда Божия во всем нашем крошечном человеческом мире. Необходимо пострадать за Небесную правду, чтобы вечно жить в Небесном Царстве. Это есть евангельская антиномия нашей святосаввской, нашей видовданской этики. Это идея, которая управляет нашей историей. Когда она ослабевает, мы тонем в эгоизме, в самолюбии, в бездушии. Только верность святосаввскому, видовданскому Евангелию охраняет нашу душу от гниения и разложения в суете и мелочности. Без видовданской этики наш народ утонул бы в зыбучих песках европейского релятивизма и его родного брата – нигилизма, их общего отца – атеизма – и праотца – материализма. Только благой Христос расширяет человеческие мысли и углубляет человеческие чувства до всечеловеческой любви и всечеловеческого братства. На этой планете есть место для всех народов только тогда, когда человечество рассматривается с небесных, со святосаввских, с лазаревских вершин. Если некий народ провозглашает эгоизм своим верховным божеством, он становится людоедской машиной, которая в конце концов уничтожает саму себя. Ведь Бог чудесным образом ведет народы. Он устраивает так, что народ, великий числом, но эгоистичный душой, проглатывает слона и задыхается от комара.

Земля живет небом – это основной закон природы. Даже для жизни какой-то травинки необходимы солнце, луна, звезды и все небеса. А для человеческой жизни необходимо как это, так и еще нечто несравненно более высокое – Бог! Потому что человек живет Богом. Человек есть человек – Богом! Это есть основной закон человеческой жизни. Люди есть высшие существа, а не бедные инфузории, только когда живут Богом и Небесной правдой. Это верховный закон нашей святосаввской и видовданской этики. А сегодня?

Сегодня пятьсот пятидесятый Видовдан. С высоты Косовского поля вершится суд над всей нашей историей от Косова до сего дня. Судят ее святой Савва и святой Косовский князь. Все, что вошло в нашу историю как ее составная часть, они измеряют непогрешимой мерой видовданского Евангелия и видовданской этики.

Если просвещение не исполнено духом видовданского Евангелия и видовданской этики, они отвергают его, потому что оно не небесное, не истинное просвещение.

Если философия не пропитана видовданской, небесной мудростью, они не принимают ее, потому что она похожа на соленую воду, а соленой водой невозможно утолить жажду.

Если наука не пронизана смиренной истиной видовданского Евангелия, они отрекаются от нее, потому что она отравляет народную душу гордостью и безверием.

Если этика не единодушна с видовданской, небесной этикой, они гнушаются ею, потому что она превращает человека в животное.

Если вера не основана на видовданском Евангелии, они не признают ее, потому что она не вводит в Небесное Царство.

Если искусство не увлечено видовданским восторгом, они его отвергают, потому что оно не проповедует косовский идеал и не приносит евангельскую пользу.

Если культура построена не на видовданской этике, они не принимают ее, потому что она является ядом для народной души, ядом, который отравляет все бессмертное и вечное, все, что увлекает душу в горние миры, в Царство Небесное.

Существует только один признак того, что истинно наше, – это видовданское Евангелие и видовданская этика. Если ты учитель, то ты действительно народный учитель, когда верен видовданскому Евангелию и предан видовданской этике. Если ты священник, то ты действительно народный священник, когда являешься олицетворением видовданского Евангелия и видовданской этики. Если ты военачальник, то ты действительно народный военачальник, когда непрерывно жертвуешь собой за видовданское Евангелие и видовданскую этику. Если ты чиновник, то ты действительно народный чиновник, когда в своей работе руководствуешься принципами видовданского Евангелия и видовданской этики. Если ты ремесленник, то ты действительно народный ремесленник, когда занимаешься своим ремеслом по правде видовданского Евангелия и видовданской этики. Если ты владыка, то ты действительно народный владыка, когда являешь собой живое видовданское Евангелие и живую видовданскую этику. Если ты властитель, то ты действительно народный властитель, когда во всех своих делах ты руководствуешься вечными принципами видовданского Евангелия и видовданской этики. Без этого Евангелия и этой этики ни священник – не настоящий священник, ни учитель – не настоящий учитель, ни властитель – не настоящий властитель, ни военачальник – не настоящий военачальник, ни владыка – не настоящий владыка. Что тело без души – то наш человек без видовданского Евангелия и видовданской этики. То, что делает нашего человека и наш народ великим и пред Богом, и пред другими народами, – одно, только одно: видовданское Евангелие и видовданская этика.

Проповедь прозвучала в эфире Радио Белграда 28 июня 1939 г.




1. Битва на Косовом поле, занимающая важное место в сербском самосознании, состоялась 15/28 июня 1389 года, в день памяти мученика Вита – поэтому в Сербии ее называют «Видовдан».

2. Перевод «Пропаст царства српскога»– Светлана Ранджелович

3. Перевод фрагмента из песни «Цар Лазар и царица Милица»

4. Там же.

5. Перевод фрагмента из песни «Кнежева вечера» – Михаил Иванович Акопов, к.э.н., студент Богословского факультета ПСТГУ, член Подворья Русской Православной Церкви в Белграде.

Источник: Московский Сретенский монастырь

Вас могут заинтересовать :