Памяти монахини Иулиании (Соколовой)
PDF версия

16 февраля мы вспоминаем выдающегося иконописца ХХ века, тайную монахиню Иулианию (Марию Николаевну Соколову). В прошлом году исполнилось 40 лет со дня ее кончины. Многие современные иконописцы, в том числе в нашем университете, – это ученики Марии Николаевны или ученики ее учеников.

В России в ХХ веке мир иконописи был тайным. В эпоху гонений на Церковь люди научились молчать. Иконопись как вид художественного творчества была запрещена в Советской России большую часть ХХ века. Только подвижники музейного дела, несмотря на все антирелигиозные репрессии, сумели убедить советскую власть сохранить икону в коллекциях ведущих музеев как образец древнерусской культуры. Икона стала безмолвным проповедником Православия, но только для посетителей музеев.

В этих суровых условиях лишь сильные духом, глубоко верующие люди, такие как Мария Николаевна Соколова, старались насытить духовную жажду молодежи в безводной пустыне материалистической идеологии.

Господь, посылая нам тяжелые испытания, дает всегда утешение и надежду. Для Марии Николаевны главным утешением были службы в Никольском храме на Маросейке, где собралась настоящая христианская семья. Все ее члены помогали друг другу выжить в тяжелые годы революционных гонений. А другим утешением, причем не только для Марии Николаевны, но и для многих верующих, была иконопись. Еще до революции, в 1913 году, в Москве состоялась первая выставка старинных икон, расчищенных от потемневшей олифы и поздних записей. Это было настолько значимое событие для русской культуры, что душа Марии Николаевны не могла не воспринять его. Она изучала иконы в доме художников Васнецовых, где была большая коллекция, общалась с известными художниками и иконописцами – Василием Кириковым, Михаилом Нестеровым. Это были замечательные мастера, творчески одаренные и тонко чувствовавшие церковное искусство. С годами сама Мария Николаевна стала таким Мастером.

По воспоминаниям ее ученицы – Ирины Васильевны Ватагиной (профессора ПСТГУ, +2007), Мария Николаевна была не только художником-иконописцем, но и превосходным учителем. Она считала своим долгом заниматься с молодежью, поскольку в советское время здесь была «невскопанная целина», не было ни книг, ни знающих наставников. Обучая иконописи, Мария Николаевна читала ученикам вслух жития святых, объясняла богослужебный устав. В те годы официально считалось, что писать иконы – это идеологическая пропаганда, за это полагалось 4 года тюрьмы. А обучать иконописи целую группу молодежи – это вообще, по словам И. В. Ватагиной, – «ни в какие ворота не лезло»!

Иконы, написанные ученицами М. Н. Соколовой для московской церкви Ильи Обыденного, пришлось зимой перевозить в храм из мастерской на санках в 4 часа ночи, когда весь город спал. Только так можно было избежать вопросов случайных свидетелей.

И. В. Ватагина вспоминала: «Надо представить себе то время – как пустыня какая-то. Не было никакой возможности работать для Церкви. Реставратор икон при музее – вот предел. Кругом в миру были одни неверующие. Об иконах и заикаться было нельзя».

Мария Николаевна в те годы старалась копировать древние иконы где только можно: в храме Ферапонтова монастыря, в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры. Это был ее рабочий материал и для собственной работы, и для обучения. Ученики ее очень любили, всегда обращались к ее советам, в том числе и в житейских обстоятельствах. Она была исключительным человеком. Маленького роста хрупкая женщина, но это был сильнейший характер – по воспоминаниям И. В. Ватагиной – «даже патриархи относились к ней с почтением, и Алексий I, и Пимен». Патриарх Пимен лично участвовал в ее отпевании, и в этот момент «лицо у него было такое: «Мария Николаевна, что Вы наделали? Как Вам не стыдно, что же Вы нас бросили?» Он очень ее чтил.

Много дала работа М. Н. Соколовой в Троице-Сергиевой Лавре для воспитания молодого поколения духовенства. Ею был организован иконописный кружок в Духовной Академии, который в корне изменил отношение духовенства к иконе. Церковные люди в начале ХХ века совершенно не понимали древних православных икон. Как Мария Николаевна сумела вырваться из этого антихудожественного окружения и сделаться прекрасным иконописцем? И других увлечь за собой.

Большинство современных иконописцев – это ученики Марии Николаевны или ученики ее учеников. А вначале она была одна. У нее был «гранитный характер, но в очень нежной и мягкой оболочке».

Материал подготовлен Екатериной Дмитриевной Шеко, заведующей кафедрой иконописи факультета церковных художеств ПСТГУ, по материалам книги: Иконописец Ирина Васильевна Ватагина. М.: ПСТГУ, 2012.

Вас могут заинтересовать:

Подписывайтесь на телеграм-канал Абитуриенту ПСТГУ 2022