Придется решать мировоззренческую проблему
PDF версия

Как искусственный интеллект и глобальный разум влияют на выбор образования.

Вопрос, как выбирать образование, сегодня стоит остро. Мы находимся на сломе парадигм, в той самой точке, когда стандарты в образовании даже пятилетней давности утратили или утрачивают жизнеспособность на наших глазах.

Сразу хотел бы сделать оговорку: та доминирующая тенденция, которую выделяют большинство исследователей и о которой я буду говорить ниже, вовсе не значит, что образование стало хуже или что мир деградирует. Это был бы слишком пессимистичный и «громкий» прогноз. Мир измененный — это уже данность, образование в условиях этого нового мира — вот что мы пытаемся концептуализировать, а затем результаты этой работы по осмыслению внедрить в сам процесс образования.

Фраза, что современный мир — это мир, в котором доминирующую роль стали играть цифровые технологии, кажется избитой, однако за ней стоят важные последствия концептуального и практического характера.

Давайте присмотримся. Мы находимся в мире, в котором каждый из нас имеет смартфон. И этот самый смартфон мощнее компьютеров, которые мы использовали в образовании и научной работе десять лет назад. Следующее — посредством этого смартфона мы общаемся со всем миром. И третье существенное замечание — цифровая среда устроена таким образом, что каждое действие, произведенное нами, так или иначе учитывается, оставляет след в этой среде, конструируя шаг за шагом когнитивный мир. Таким образом, посредством цифровых технологий мы из мира индустриального переходим в мир когнитивный. Последний слагается из трех базовых процессов, каждый из которых находится во взаимодействии с двумя другими: цифровая трансформация (цифровой двойник), активное внедрение искусственного интеллекта (когнитивный двойник) и глобализация мышления (глобальный разум).

Цифровой двойник

Каким же образом функционирует когнитивный мир? Если предельно просто и схематично — у каждого владельца смартфона есть цифровой двойник, то есть сумма тех следов, которые он оставил своими «лайками», репостами, всей активностью в интернете. Сообразно нашим действиям в сети на базе алгоритмов искусственного интеллекта автоматическим образом выстраивается так называемый когнитивный двойник. Мы очень легко предсказуемы: для алгоритмов прозрачно, какое видео на YouTube мы захотим посмотреть после вчерашнего или какую дальше откроем статью. Однако нейронные сети позволяют прогнозировать не только наши действия, но и взаимодействия с другими людьми. В итоге мы получаем то, что называют когнитивным миром или глобальным разумом, в котором наши когнитивные двойники начинают взаимодействовать друг с другом, что хорошо видно на примере подбора пар в дейтинговых приложениях. Но интереснее другое: глобальный разум, выстроенный на алгоритмах искусственного интеллекта, активно на нас может влиять. В итоге мы с вами переходим к принципиально новому миру, в котором мы, люди, находимся в непосредственном и почти непрерывном взаимодействии с искусственным интеллектом.

Выбор университета в таком когнитивном цифровом мире становится своеобразным участием в виртуальном «конкурсе красоты», когда алгоритмы собирают внешние, приукрашенные и абсолютно вторичные для личного выбора признаки в расчете на подстраивание пользователя под определенные стандарты или рейтинги. В итоге мы выбираем не само образование, а «красивые лица» или дисплеи вузов. Выбрав чье-то «красивое лицо» и поступив в вуз, мы сталкиваемся с реальной жизнью — маски сброшены, надо отвечать за свой выбор на практике. И вот здесь мы рискуем остаться «за бортом», поскольку так и не поняли, чей это был выбор и как делать следующий шаг.

Мгновенные изменения

Ключевое отличие когнитивного мира от индустриального в том, что в последнем изменение технологии было трудным процессом, которое требовало времени — от момента, когда произведено некое научное знание, до момента, когда это знание может быть претворено в конкретную технологию и реализовано. В мире когнитивном изменения происходят молниеносно, во многом благодаря искусственному интеллекту и нейронным сетям. И вот в этом новом мире оказывается, что и образование становится совсем другим. Оно находится в состоянии постоянного изменения. В любом смартфоне информации гораздо больше, чем в самой богатой университетской библиотеке, а скорость изменений в науке и профессиональном мире выше, чем переход студентов с курса на курс. Нет никакого образца или эталона, каким оно должно быть, в таком образовании крайне сложно ориентироваться.

Принципиально важно получить в университете не набор определенных знаний, но таких soft skills, как навык критического мышления, навык обучения, навык аналитического чтения и умения вступать в диалог. Все они вместе формируют особый тип мышления — свободный от шаблонов, не «зашоренный», позволяющий гибко мыслить и действовать, учитывать контекст, мыслить творчески и критически осмысливать действительность. Получив такие компетенции, можно осваивать абсолютно любую профессию. Есть множество примеров, когда из-за «зашоренности» специалистов не удается получить ту или иную инновацию, для достижения результата создают междисциплинарные площадки. Все прорывные технологии сделаны именно на стыке областей, поэтому умение действительно свободно мыслить важно не только гуманитарию.

Надо говорить

Помимо этого при выборе учебного заведения обратите внимание, как себя позиционирует вуз. Чаще всего абитуриентам предлагают среду общения, «тусовку», но не образование. И здесь есть опасности: а) профессия может устареть; б) там, где превалируют, по выражению Эрика Эриксона, «мораториальные» студенты (то есть те, которые просто пережидают в вузе три-четыре года до своего взросления), вы не получите образования, так как в этих вузах средний уровень подготовки студентов низкий, даже если у университета сильный бренд. Среда играет значительную роль, поэтому выбирайте вузы, где есть активное ядро — «академические» студенты, то есть настроенные на сильное и сложное обучение.

Как определить, получите ли вы в вузе указанные выше навыки? У меня есть два универсальных совета. Во-первых, смотрите, где разговаривают!

Современный мир устроен так, что в нем все больше общение сводится к опосредованному взаимодействию с когнитивным двойником и другими цифровыми образами. Дистанционные формы и прекрасные онлайн-курсы стали повседневностью в образовании. Это возможный и эффективный путь общения, однако он не позволяет активно влиять и менять мир, но дает лишь к нему пристроиться, подчиниться и следовать тем манипуляциям, которые когнитивный мир предлагает. Самое дефицитное в современном образовании — это личное взаимодействие с высококлассным профессором. Только в процессе такого диалога возможно осмысление и освоение нового, поэтому, во-вторых, смотрите, где учат думать!

Получить любое знание можно за пару кликов в поисковике, в интернете доступны лекции от первокласснейших исследователей, однако лекция не может быть в условиях современности основой образования. Сегодня основа образования — семинары, лаборатории, исследовательские школы, конференции, академическое письмо, то есть те формы обучения, которые учат осмыслять знания, вступать в диалог с текстами, исследователями, дискутировать, смотреть не на заголовки, но учитывать контекст, студенческие научные и профессиональные проекты и дискуссии, участие студентов в научных грантах и проектах, научных стажировках. Для ПСТГУ — в основном гуманитарного вуза, в котором я работаю,— это фундаментальные принципы выстраивания обучения на всех уровнях — от учебного процесса в малых группах до административного и менторского сопровождения студентов при поступлении, в процессе образования и вплоть до трудоустройства.

Бакалавриат широких возможностей

При выборе образовательной программы внимательно изучите учебный план, посмотрите соотношение лекций и семинаров, есть ли практические занятия, много ли студентов в группах, по каким темам студенты защищались и сами ли выбирали эти темы, какова их траектория после бакалавриата. Будет ли у вас возможность непосредственного общения с профессорами? Попробуйте лично поговорить с руководителем программы, студентами и выпускниками. Вы сразу поймете, возможно ли это и предоставит ли вуз такую возможность. Учитывайте, что профессора больше не прикреплены жестко к определенным институтам, они все чаще совмещают ставки, поэтому если вам интересен определенный профессор, попробуйте спросить у него, в каком из учебных заведений больше возможностей тесного контакта.

И последнее: в когнитивном мире выбор профессии происходит не после 11-го класса, но в процессе обучения на бакалавриате. Поэтому новый образовательный стандарт бакалавриата 2+2, который, возможно, скоро будет введен в России повсеместно, а пока реализуется в отдельных вузах,— это не очередная диверсия против «старого доброго советского образования». Это суровая необходимость, хотя и не лишенная больших опасностей профанации, своего рода бакалавриат широких возможностей, который направлен на получение soft skills в первую очередь. Его суть в том, что в процессе обучения на уже выбранной основной программе бакалавриата студент выбирает вторую дополнительную программу на последних двух курсах. Это дает возможность третьего, уже узкопрофессионального выбора на уровне магистратуры.

Искусственный интеллект, глобальный разум, молниеносные изменения, в том числе усиливающие частотность структурной безработицы,— значительный вызов для образования. Но вызов этот достаточно интересный: он заставляет перенести фокус с технологических и методологических проблем на проблемы мировоззренческие, вновь и вновь возвращая к вопросам — кто есть человек и каково его место в мире, поскольку без осмысления этих вопросов существенным образом преодолеть вызовы в образовании не представляется возможным.

Протоиерей Николай Емельянов, кандидат философских наук, проректор по стратегическому развитию ПСТГУ

Коммерсант.RU