1 /
Русская Церковь празднует прославление Святейшего Патриарха Тихона

9 октября Русская Православная Церковь празднует прославление святителя Тихона – первого Предстоятеля Церкви после восстановления Патриаршества в России.

В 1989 году, с 9 по 11 октября, в Даниловом московском монастыре под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена проходил Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, приуроченный к празднованию 400-летия учреждения Патриаршества на Руси. Одним из деяний Собора стало прославление 9 октября в лике святых первого Патриарха Московского, святителя Иова, и первого Предстоятеля Русской Церкви после восстановления Патриаршества в 1917 году — святителя Тихона.

Служение святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, пришлось на время, когда Русская Церковь проходила тяжелейшие в своей истории испытания, когда рушились вековые устои, закрывались и осквернялись храмы, начались ссылки, преследование и уничтожение священнослужителей.

Ректор ПТСГУ протоиерей Владимир Воробьев в проповеди в день 30-летия прославления святого Патриарха Тихона отметил, что «он был призван на патриаршее служение в один из самых страшных моментов, которые только были за две тысячи лет христианской истории. И тогда никакая ученость, никакие атрибуты земной власти, никакие земные авторитеты не могли помочь Церкви — все это обессилело, и могла помочь только святость, только любовь. Именно святостью своей души, любовью, смирением, кротостью Патриарх Тихон противостал страшным гонителям веры, которые всюду несли с собой смерть, кощунство, святотатство, злобу, от деятельности которых погибли тогда десятки миллионов русских людей. Были уничтожены десятки тысяч храмов, все монастыри были закрыты, множество священнослужителей были расстреляны, сосланы, замучены в тюрьмах. И противостать всему этому можно было только любовью и добром, потому что только добром можно победить зло. Святитель Тихон явил эту любовь».

Канонизация Святейшего Патриарха Тихона на Архиерейском Соборе в 1989 году стала первым шагом к прославлению новомучеников и новых исповедников Российских, пострадавших в годы революционной смуты и большевистского террора.

Археолог и историк, сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук Сергей Алексеевич Беляев, много лет руководивший работами по обретению святых мощей угодников Божиих, преданных поруганию в годы революции и советской власти, вспоминал, что канонизация Святейшего Патриарха Тихона произвела на народ ошеломляющее впечатление.

Следует отметить, что в 1989 году основную часть населения Советского Союза составляли люди, которые всю свою сознательную жизнь прожили в эпоху богоборчества. Сергей Алексеевич вспоминал, что, «когда был поднят вопрос о канонизации патриарха Тихона, даже в церковной среде раздавались возгласы опасения: «Да вы что! Он же антисоветчик!» И хотя Святейший Тихон был фигурой, по меркам большевиков, одиозной, но для верующих людей он был знамением старой России — старой, в смысле живущей по евангельскому завету о добре, порядочности, честности, любви к людям и к своей Отчизне. И для того поколения, для тех людей, которые все это видели и пережили, для них канонизация — это было нечто чудесное, неожиданное, как дар Божий».

Также и фигура самого Святейшего Патриарха Тихона может восприниматься как дар Божий Русской Церкви в годы тяжких испытаний. Священник Александр Мазырин в Актовой речи в ПСТГУ в год 100-летия Поместного Собора отмечал, что «Божиим Промыслом достойнейший для Русской Церкви Первоиерарх был явлен, и именно такой, какой только и нужен был в столь жестокое время. Святитель Тихон не был ни выдающимся церковным ученым, ни оратором, ни администратором.

Среди кандидатов на звание Патриарха были и более яркие фигуры, чего стоил один пламенный митрополит Антоний (Храповицкий), умевший в любой ситуации выступить так, что никто не оставался равнодушным (хотя и не обязательно единодушным с ним). В условиях нараставшего гражданского противостояния многим казалось, что именно он – тот вождь, который поведет Церковь на решающую битву с ее врагами-богоборцами. Если бы отцы Собора дерзнули оставить окончательный выбор Патриарха за собой, митрополит Антоний имел бы наибольшие шансы возглавить Русскую Церковь. Но Собор искал не своей воли, а Божией. И эта воля была иной.

Жребий Патриаршества пал не на самого боевитого и речистого, а на самого доброго, как говорили на Соборе, архиерея того времени, отличавшегося удивительной простотой и смирением. Митрополит Арсений (Стадницкий) вскоре после интронизации Святейшего Тихона писал о нем в своем дневнике: «Между прочим характеризуя себя как Патриарха, он без всякой рисовки говорит о себе: “Я еще до выбора Патриарха говорил, что первым Патриархом не должна быть какая-нибудь яркая личность, а посредственность. Так оно и случилось". "Такое смирение прямо трогательно, — замечал от себя митрополит Арсений. — Не всякий сможет так сказать".

В действительности, конечно, «посредственностью», как он сам себя оценивал, святитель Тихон не был и до своего восшествия на Патриарший Престол уже стяжал в Церкви любовь и уважение. Это проявилось хотя бы в том, что именно он летом 1917 года был избран сначала митрополитом Московским, а затем и председателем Всероссийского Собора.

Во многом благодаря исключительным личным качествам святого Патриарха Тихона даже те, кто на Соборе выступал против восстановления Патриаршества, быстро смогли оценить его и принять как своего любящего отца. Ярчайший тому пример – самый видный на Соборе критик Патриаршества протоиерей Николай Добронравов, ставший затем одним из ближайших сподвижников святителя Тихона, его викарием и окончивший жизнь мученически в кровавом 1937 году.

Не менее важным, чем сам факт восстановления Патриаршества, оказалось то, кто именно стал Патриархом. Столь необходимое внутрицерковное умиротворение едва ли произошло бы, если б на Патриарший Престол взошел страстный митрополит Антоний. Он, как известно, затем возглавил Русскую Зарубежную Церковь и сделал всё, что мог, для вовлечения ее в политическую борьбу. Не без его «заслуг» русское церковное зарубежье быстро оказалось расколотым на враждующие группировки.

Святитель Тихон же всегда оставался архипастырем не по названию лишь, а по самой сути и не отталкивал от себя, а притягивал к себе всех подлинно церковных людей. Возглавляемым им Собор смог избежать опасности превращения в политическую трибуну. Даже оказавшись в эпицентре жестоких боев в Москве осенью 1917 года, Собор не стал одной из сторон начинающейся гражданской войны, а настойчиво призывал всех к миру и прекращению братоубийства.

В то же время поражавшее современников смирение Святейшего Тихона вовсе не означало попустительства злу, захлестывавшему страну. Его смирение было смирением перед Божественной Истиной, за которую он готов был стоять до смерти сам, и призывал к этому и других чад Церкви. Патриарх и Собор выступали с безбоязненными обличениями злодеяний разжигателей мирового пожара. В ответ на разворачиваемое в стране насилие Патриарх Тихон предал анафеме «безбожных властелинов тьмы века сего», призвав их остановиться и прекратить кровавые расправы. Собор выразил безоговорочную поддержку своему святому Председателю в его обличении врагов Церкви Христовой.

Однако, несмотря на очевидную враждебность большевиков Церкви, Собор не призывал к ответному насилию. Даже тогда, когда началось организованное вооруженное антибольшевистское сопротивление, Патриарх и Собор твердо оставались на позиции церковной аполитичности (чему нисколько не противоречило духовно-нравственное осуждение ими преступлений новой власти).

А святитель Тихон занял исключительное место в более чем тысячелетней истории Русской Церкви. Из всего великого сонма ее святых он единственный, чье имя было воспринято верными чадами Церкви как свое собственное. «Тихоновцами» враги и предатели Церкви стали уничижительно звать тех православных иерархов, клириков, монахов и мирян, кто не спешил, следуя духу времени, «перекрашиваться в советские цвета» и идти на службу новой безбожной власти. Но истинно верующие с любовью восприняли это наименование, и слово «тихоновец» в России стало синонимом слова «православный». Так некогда и на заре истории Церкви имя «христиане» было изначально пущено хулителями Христа, но стало священным для всех верующих в Него.

Всю тяжесть обрушенных на Русскую Церковь гонений святитель Тихон воспринял на свои плечи, не пытаясь переложить ее на кого-либо. Он понимал, что бессмысленно искать расположения у ненавистников Христа и клеветников. Обвинения богоборцев в нарушении им их декретов Патриарх ниспровергал словами, что за свои поступки он прежде всего отвечает перед судом Церкви. Его объявляли врагом народа и травили всеми силами, не брезгуя и помощью разного рода церковных иуд. Но никакого подобия гнева или раздражения не звучало от него в ответ на самую злостную клевету, и даже откровенным предателям-обновленцам он говорил лишь, что ему за них стыдно.

Силы для несения своего патриаршего креста он черпал в молитве и в единении с народом Божиим, который он вел за собой по исповедническому пути. А чада Церкви Русской, «тихоновцы», относились к нему с такой любовью, которой не удостаивался ни один ее иерарх, ни до, ни после. Его кончина стала величайшей утратой для Церкви, но его пример духовной стойкости вдохновлял весь последующий сонм новомучеников и исповедников Российских, а их подвиг побуждал и миллионы простых верующих хранить верность Православию, сколь ни неистовствовали бы его враги.

История убедительно показала: когда во главе Русской Церкви стоит святой Патриарх, пребывающий в единодушии со своими братьями-сослужителями и всей своей многомиллионной православной паствой, злоба и интриги, направленные против нее, оказываются бессильными.

Украшенная подвигом своих новомучеников и исповедников Православная – «Тихоновская» – Церковь взошла на высшую ступень духовного возрастания, а потому достойно и праведно ныне воспевает того, с чьим именем она этого в годину тяжкую достигла, как прославившего Бога в совершенной святости и любви

Из Актовой речи иерея Александра Мазырина, заместителя заведующего отделом новейшей истории Русской Православной Церкви, к столетию Всероссийского Поместного Собора и избрания на Патриарший Престол святителя Тихона, 2017 год.