1 /
На секции по проблемам новейшей истории РПЦ выступили исследователи из духовных и светских научных центров
PDF версия 23 января 2019 года в Главном здании ПСТГУ в Лиховом переулке в рамках проведения XXIХ Ежегодной Богословской конференции ПСТГУ состоялось заседание секции «Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви ХХ в.». Модератором секции был ведущий научный сотрудник ПСТГУ доктор церковной истории, кандидат исторических наук священник Александр Мазырин.

Работу секции открыл доклад старшего научного сотрудника ПСТГУ кандидата исторических наук, кандидата богословия Ирины Владимировны Воронцовой «Публикации А. В. Карташева 1906 г. в газете “Страна” в свете движения религиозной интеллигенции за церковную реформу», описывающий «неохристианский» период творчества будущего обер-прокура. В своих публикациях того времени Карташев ратовал за христианство, «свободное от клерикализма» и выражающее некий «новый идеал». По сути дела, он приходил к пропаганде религиозной вседозволенности, проповедовал «живую церковь», разрывающую связь с самодержавием. По мысли Карташева, если результатом проведения в жизнь его программы и стало бы возникновение разного рода расколов и сект, это было бы неплохо, поскольку они были бы «более высокими», чем ранее.

Старший научный сотрудник ИВИ РАН кандидат исторических наук Алексей Львович Беглов посвятил свой доклад эволюции позиции Преосвященного Серафима (Чичагова) в вопросе о реформе православного прихода в 1906–1918 гг. Первоначально, в 1906 г., будучи епископом Орловским, он выделялся едва ли не наибольшей активностью среди архиереев Русской Церкви в деле реформирования приходов, хотя, по мнению некоторых современников, в результате лишь «выродил решение приходского вопроса в канцелярщину». Спустя же 12 лет, на Поместном Соборе Православной Российской Церкви, архиепископ Серафим стал борцом за «епископский монархизм», отстаивая идею о том, что только епархиальный архиерей может быть полноправным распорядителем приходских дел. По мнению докладчика, тем самым архиепископ Серафим пытался расположить к себе других архиереев, ранее относившихся к нему не очень благожелательно.

В докладе научного сотрудника ПСТГУ кандидата технических наук Ии Евгеньевны Мельниковой был представлен обзор деятельности на Кавказе митрополита Тифлисского и Бакинского Кирилла (Смирнова) в 1918–1919 гг. Деятельность эта проходила в чрезвычайно сложной обстановке. Главным ее результатам стала организация Бакинской епархии Русской Православной Церкви. Установить связь с русскими приходами в Грузии, куда митрополит Кирилл местными националистами допущен не был, ему тогда не удалось, но его трудами до грузинских епископов-автокефалистов было доведено послание святого Патриарха Тихона с призывом прекратить их канонические бесчинства.

Доцент Донского государственного технического университета кандидат исторических наук Юлия Александровна Бирюкова в своем докладе рассмотрела реакцию духовенства Юга России на падение монархии и смену политического строя в 1917 г. В целом эта реакция была позитивной, хотя и без осуждения монархии как таковой. Впоследствии, в годы гражданской войны, эта позиция была несколько скорректирована в сторону неприятия революционного большевизма, однако и тогда Церковь пыталась сохранить свою надпартийность.

Доклад доцента Пензенской духовной семинарии, кандидата исторических наук Киры Георгиевны Аристовой был посвящен истории взаимоотношений митрополита Евлогия (Георгиевского) и священномученика архиепископа Рижского Иоанна (Поммера) в 1920–1930-е гг. В целом эти отношения были весьма теплыми и доверительными. В частности, архиепископ Иоанн последовательно поддерживал возглавляемый митрополитом Евлогием парижский Свято-Сергиевский Богословский институт, направляя туда своих лучших студентов. Не будучи сам сторонником перехода в юрисдикцию Константинополя, архиепископ Иоанн с пониманием отнесся к такому шагу митрополита Евлогия в 1931 г. Охлаждение отношений двух архиереев произошло позднее, после 1932 г., по всей видимости, по причине их расхождения в оценках деятельности РСХД и РПСЕ (которые впоследствии даже подозревались в причастности к убийству священномученика Иоанна в 1934 г.).

Оживленное обсуждение вызвал доклад старшего научного сотрудника ИРИ РАН кандидата исторических наук Игоря Александровича Курляндского на тему «Писатель Михаил Булгаков об антирелигиозной пропаганде 1920–1930-х гг. По черновикам “Мастера и Маргариты” и другим произведениям». Свое негативное отношение к советской атеистической пропаганде писатель проявил через высмеивание своих книжных персонажей Бездомного и особенно Берлиоза. По мнению докладчика, представленный в романе Воланд, по сути своей, не диавол-искуситель, а воплощенная справедливость, но без милосердия. Подлинный же диавол у Булгакова воплощен в советской системе. Учение же булгаковского Иешуа – пародия на анархо-коммунизм.

Следующий докладчик научный сотрудник Соловецкого музея-заповедника Анна Петровна Яковлева коснулась важного и малоизученного вопроса о роли мирян в борьбе за Церковь в 1920–1930-е гг. (на Русском Севере). На примере нескольких подвижников того времени она показала основные направления деятельности православных мирян-ревнителей того времени: материальная поддержка ссыльного духовенства и монашества и обеспечение связи внутри Церкви (в том числе переправка писем в Соловецкий лагерь и из него), борьба за православные храмы, борьба с обновленчеством, создание тайных церквей. Всё это имело весьма существенное значение в церковной жизни того времени.

В докладе секретаря Комиссии по канонизации святых Казахстанского митрополичьего округа иеромонаха Иакова (Воронцова) был представлен обзор истории обновленческого раскола в Алма-Ате с момента его возникновения в 1922 г. и до его ликвидации в 1944 г. Докладчик указал, что православный народ в большинстве своем относился к раскольникам враждебно, но оказать им своевременное организованное сопротивление оказалось трудно.

Старший научный сотрудник ПСТГУ кандидат исторических наук Светлана Николаевна Баконина свой доклад посвятила переписке 1930 г. двух неординарных русских эмигрантов: симпатизировавшего обновленцам бывшего настоятеля русского посольского храма в Токио протоиерея Петра Булгакова (дяди М. А. Булгакова) и писателя-толстовца И. Ф. Наживина. В своей переписке они касались вопросов судеб России, Церкви и вообще христианства. По мнению писателя, выступавшего с позиций религиозного анархизма, «христианства нет нигде». Протоиерей пытался возражать писателю, но не очень успешно.

Доклад профессора Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского доктора исторических наук Александра Алексеевича Корнилова был посвящен деятельности митрополита Серафима (Ляде) и ситуации на приходах перемещенных лиц «Большого Мюнхена» в 1945–1950 гг. Действуя в весьма сложной обстановке, митрополит Сергий смог добиться ощутимых успехов в организации пастырского окормления русских беженцев. Американское оккупационное командование, поначалу с подозрением относившееся к митрополиту Серафиму, оценило его административные способности и стало оказывать ему поддержку.

Завершил работу секции доклад профессора Петрозаводского государственного университета доктора исторических наук Александра Васильевича Антощенко «А. В. Карташев о взаимоотношениях возглавляемого митрополитом Евлогием (Георгиевским) объединения русских западноевропейских приходов с Московской Патриархией во второй половине 1920-х – середине 1940-х гг.» По мнению докладчика, для Карташева главным было сохранение соборности и аполитичности Церкви, что обусловило поддержку им линии митрополита Евлогия во взаимоотношениях с Московской Патриархией. По сложившемуся порядку предполагается публикация докладов в соответствующем традиционном сборнике.