прот. Олег Давыденков (ПСТГУ), Сергей Алексеевич Французов (СПбГУ, ИВР РАН)
Наталья Геннадиевна Головнина (ПСТГУ)
иеродиакон Максим (Судаков) (Данилов монастырь)
Александр Анатольевич Лукашевич (ПСТГУ)
Алексей Кимович Лявданский (ВШЭ)
прот. Олег Давыденков (ПСТГУ), Алексей Кимович Лявданский (ВШЭ)
Павел Александрович Кузьминых (независимый исследователь)
Павел Александрович Кузьминых (независимый исследователь)
Александр Анатольевич Лукашевич (ПСТГУ)
диакон Сергий Пантелеев (МДА)
Константин Александрович Панченко (МГУ)
прот. Олег Давыденков (ПСТГУ)
Евгений Михайлович Копоть (МПГУ)
прот. Олег Давыденков (ПСТГУ), Евгений Михайлович Копоть (МПГУ)
1 /
Секция «Христианская полемика и апологетика на Христианском Востоке под властью византийских императоров и мусульманских правителей»
PDF версия

16.11.2023 в очно-дистанционном формате состоялось заседание секции «Христианская полемика и апологетика на Христианском Востоке под властью византийских императоров и мусульманских правителей». Модератором секции выступил доктор теологии, заведующий кафедрой восточно-христианской филологии и Восточных Церквей ПСТГУ протоиерей Олег Давыденков.

В конференции приняли участие исследователи, живущие в различных городах России (Москва, Сергиев Посад, Санкт-Петербург, Екатеринбург) и даже за рубежом (Канада, университет Дальхаузи). Выступили сотрудники ведущих российских институтов (ПСТГУ, МДА, ИСАА МГУ, НИУ ВШЭ, МПГУ, ИВР РАН, СПбГУ): богословы, историки, филологи. Тема позволила охватить необычайно широкий временной отрезок (с IV до XXI века) и множество различных ее аспектов. Докладчиками задействовались источники практически на всех основных языках Христианского Востока (греческий, сирийский, коптский, эфиопский, армянский, арабский).

Секцию открыл д-р ист. наук Сергей Алексеевич Французов (Институт истории СПбГУ, ИВР РАН) докладом «Образы Маврикия и Фоки в ранневизантийской и пост-византийской историографии». (Доклад подготовлен при финансовой поддержке РНФ, проект № 22-18-00493, выполняемый на базе Санкт-Петербургского государственного университета.). В своем сообщении исследователь подчеркнул, что в основу Хроники Иоанна Никиуского, недооцененного памятника ранневизантийской историографии, была положена Хронография Иоанна Малалы, которая, однако, заканчивается на правлении Юстиниана I. Можно было бы ожидать, что образы императоров Маврикия и свергнувшего его Фоки будут даны с позиции огульной критики василевсов-халкидонитов. Но это не так. Характеристика этих верховных правителей Ромейской империи, соперничество которых представлено как борьба плохого с худшим, проходит через всю историографию Византии вплоть до того, что отдельные ее штрихи (например, сребролюбие Маврикия и "тератологические знамения", засвидетельствованные в Египте в его царствование), обнаруживаются в пост-византийской (Byzance après Byzance) хронографии Матфея Кигалы, напечатанной в Венеции в 1637 году и использованной в докладе в арабском переводе архидиакона Павла Алеппского и изографа Юсуфа аль-Мусаувира середины XVII века. Основной вывод доклада состоит в сохранении единства византийского историописания, несмотря на конфессиональные расхождения между халкидонитами и монофизитами.

Наталья Геннадиевна Головнина (ПСТГУ) продолжила заседание, выступив с докладом «Традиция и новаторство в экзегезе Иоанна III Милостивого (VII в.)». Целью доклада было, во-первых, показать, как отразились обстоятельства жизни коптов после арабского завоевания в текстах, которые дошли по именем Иоанна III Милостивого (VII в.) (Вопросо-ответы, Житие Мины и Житие Даниила) или в которых он выступает действующим лицом (Диспут при дворе Абд аль-Азиза); и, во-вторых, дать анализ идей, изложенных в полностью дошедшем до нас сочинении Иоанна III под названием «Вопросо-ответы». Важность этого источника определяется тем, что это катехизис, включающий все основные положения христианского вероучения. При этом главными темами автора становятся 1) проблема необходимости пребывать в Церкви как практически единственного условия для спасения (большинство евангельских притч и сюжетов толкуются как предостережение от вероотступничества) и 2) скрытая полемика с мусульманами (разбор тех положений христианского учения, которые получают другое понимание в исламе). Появление подобного сочинения в период, считающийся наиболее благоприятным для христиан Египта, позволяет скорректировать представления о полной безопасности христиан в это время. Также этот памятник можно считать полезным для реконструкции представлений в раннем исламе и о возможном взаимовлиянии двух вероучений друг на друга в ходе споров и столкновений.

Кандидат исторических наук Екатерина Валентиновна Гусарова (Институт истории СПбГУ, ИВР РАН) раскрыла тему «Хроника Иоанна Никиуского и эфиопские хронографы». (Доклад подготовлен при финансовой поддержке РНФ, проект № 22-18-00493, выполняемый на базе Санкт-Петербургского государственного университета). В рамках доклада исследовательница проследила преемственность между эфиопскими хронографами и Хроникой Иоанна Никиуского, памятником ранневизантийской историографии, переведенным на язык геэз в самом начале XVII века. В качестве основного примера хронографа был взят текст из рукописи Эф. 29 из собрания Института Восточных рукописей РАН, а именно, глава, посвященная римским императорам. Сравнительный анализ двух текстов показал ряд сходств в способах приведения дат, а также в привязке некоторых событий к правлениям императоров. Кроме того, удалось выявить ряд параллелей в повествовании. При этом в хронографе присутствует упоминание событий, не встречающихся в Хронике Иоанна Никиуского, что говорит об использовании при составлении эфиопских хронографов и иных источников. Для сравнения были привлечены и другие аналогичные по содержанию тексты, входящие в состав исторических компиляций на языке геэз. Анализ текстов показал, что Хроника Иоанна Никиуского была знакома авторам эфиопских хронографов и оказала определенное влияние на форму и содержание этих памятников.

В докладе кандидата богословия иеродиакона Максима (Судакова) (Преображенское подворье Данилова монастыря) «Сохранившиеся сочинения Хнаны Адиабенского в контексте полемики Церкви Востока с халкидонитами» была затронута ситуация рубежа VI и VII веков, когда в Церкви Востока обостряется противостояние между последователями учения Феодора Мопсуестийского и сторонниками альтернативного богословского течения, не принимавшими его мнений и более сочувствовавшими традиционному антиохийскому богословию. Наиболее ярким представителем последних является Хнана Адиабенский, возглавлявший Нисибинскую академию с 571 по 610 год. От Хнаны до наших дней сохранилось только два полных произведения: «О причине Золотой Пятницы» и «О причине молений». Исследователь поставил своей целью рассмотреть богословские идеи, содержащиеся в них, и оценить, какое значение они имеют для богословского течения, возглавляемого Хнаной.

После кофе-брейка заседание продолжилось, и Софья Владимировна Фомичева (СПбГУ) представила вниманию слушателей следующую тему: «"Народ с этими его отцами, как проклято его воспитание!" — о некоторых особенностях антииудейской полемики в мемре "О Ниневии и Ионе" (Ефрем Сирин?)». Доклад был посвящен мемре «О Ниневии и Ионе», приписываемой ключевому сирийскому поэту-богослову IV века Ефрему Сирину, которая посвящена интерпретации библейской истории о пророке Ионе и ниневитянах, при этом значительную ее часть составляет острая антииудейская критика. В докладе исследовательница продемонстрировала, что антииудейские воззрения автора мемры выражаются, прежде всего, не с помощью типично христианской аргументации, как, например, прообразовательная типология, а с помощью некоторых ветхозаветных и постбиблейских иудейских концепций, таких как Божественное наставление/наказание (евр. מוּסָר, сир. ܡܪܕܘܬܐ), и разворачиваются против самих же иудеев.

Доклад Алексея Кимовича Лявданского (ИКВИА НИУ ВШЭ) «Несторий в восточно-сирийской заклинательной традиции» был посвящен сирийской заклинательной традиции, известной в основном по восточно-сирийским рукописям. Рассматриваемая традиция по-своему свидетельствует о почитании Нестория в Ассирийской церкви Востока. Как показало изучение корпуса сирийских заговоров (около 100 рукописей), с именем Нестория связано два заговора с достаточно ясными функциями: заговор от головной боли и заговор «на власть». Заговор Нестория от головной боли был впервые опубликован Франсуа Но (1916) по одной рукописи из Национальной библиотеки Франции (Pa347). В ходе исследования удалось обнаружить еще три рукописные версии этого текста (StPS1, StPS5, StP4). Заговор Нестория перед правителями или царями (“на власть”) также зафиксирован в четырех рукописных версиях (Mo417, StPSwn, KrA1, MosA1) и никогда ранее не публиковался: две из этих рукописей стали известны науке совсем недавно (Mo417, KrA1), а две остальные еще не введены в научный оборот. Особый интерес представляет ранее неизвестная иллюстрация для этого заговора из рукописи, хранящейся в частном собрании в Москве (датирована по колофону 1743 г.): на ней изображены Несторий и Кирилл Александрийский, сражающиеся друг с другом. Исследование текстологии заговоров с упоминанием Нестория – часть масштабного проекта по каталогизации сирийских заклинательных текстов, «Инвентарь сирийских заговоров».

Павел Александрович Кузьминых (Екатеринбург, свободный исследователь) завершил свой доклад «Молитва за царя по арабским и сирийским Часословам в сравнении с греческой и славянской традицией» аутентичным исполнением «Спаси, Господи», согласно славянской рукописи, которое было встречено слушателями с энтузиазмом. А в самом докладе был предложен обзор и анализ поминовения царя/правителя на материале сирийских и арабских Часословов византийской традиции. В первую очередь была рассмотрена молитва о «царской власти» в тексте двупсалмия, также исследователь проследил наличие или отсутствие этого элемента в начале утрени. Кроме того, был привлечен материал из месяцесловной части в качестве дополнения. Помимо этого использовался компаративный анализ наряду с греческой и славянской редакцией.

Александр Анатольевич Лукашевич (ПСТГУ) выступил с сообщением на тему «Особенности месяцеслова синайских сиро-мелькитских месячных Миней XIII века». В нем описывались особенности состава памятей святых и праздников, зафиксированных в рукописных Минеях XIII века на классическом сирийском языке, хранящихся в собрании Синайского монастыря. Проводилось сопоставление с другими сирийскими и греческими памятниками, в частности — с месяцесловами (Синаксарями) разных редакций церковного Устава. Был рассмотрен вопрос о наличии в месяцесловах Миней локальных особенностей.

Дневное заседание открыл доклад кандидата богословия диакона Сергия Пантелеева (МДА) «Полемическая сдержанность армянской гимнографии». Проблематика доклада состояла в следующем. Византийская гимнография представлена огромным количеством текстов, даже если учитывать только те, которые используются сейчас. Многие из них богословски насыщены, излагают довольно сложные догматические понятия, оперируют специальными богословскими терминами, включая такие, как ипостась, природа, сущность, лицо. Часть этих текстов содержит прямую полемику с неправославным учением, которое было в той или иной степени было представлено в Византии во времена составления гимнографических текстов. Другая часть корпуса, насколько мы можем предполагать, тоже создана с учетом существовавших ересей.

Свод гимнографических текстов Армянской апостольской церкви значительно меньше по объему. С учетом того, что в целом в армянской богословской литературе имеется много полемических памятников, наличие «дискуссии» с византийцами вполне ожидаемо и в гимнографическом материале. Однако данное предположение не соответствует действительности. Армянская гимнография излагает, преимущественно, общехристианские догматы и не нагружена полемикой. В отличие от византийской гимнографии, здесь мы почти не увидим каких-то положений догматики, присущих только ААЦ.

Доктор исторических наук Константин Александрович Панченко (ИСАА МГУ) представил вниманию слушателей доклад на тему «Антиохийская Церковь в попытке самопознания: впечатления от конференции "The Orthodox Church of Antioch from the 15th to the 18th cent. Toward a Proper Understanding of History", Баламанд, октябрь 2023». Его сообщение было посвящено конференции, проведенной Антиохийской Православной Церковью (АПЦ) в преддверии 300-летнего юбилея раскола Антиохийской Церкви на православную и католическую ветви (1724). Организаторы мероприятия (Институт святого Иоанна Дамаскина, Баламанд, Ливан) стремились представить православный взгляд на внутреннюю жизнь и внешние связи АПЦ в период с XV по XVIII век. Особое внимание уделялось взаимоотношениям с католичеством, в частности теме Флорентийской унии и отношения к ней в арабо-христианской среде. Конференция продемонстрировала международные связи Баламандского университета и структуру научного сообщества, изучающего арабское православие, а также позволила составить представление об официальной трактовке истории АПЦ, предложенной в программном выступлении антиохийского патриарха Иоанна X.

Евгений Михайлович Копоть (Институт истории и политики МПГУ) выступил с докладом «Движение православной молодежи во внутренней жизни Антиохийского патриархата в 1940–1960-е гг.»

Вечернее заседание начал священник Александр Трейгер, PhD (Канада, университет Дальхаузи), представив сообщение «Православие в эпоху гонений: Заметки синайского иеромонаха Салиха ибн Саʿида (XI в.) как исторический источник». Доклад посвящен малоисследованному арабо-христианскому переписчику XI века Салиху ибн Саʿиду (в монашестве Христодулу). Заметки, оставленные им на полях нескольких синайских рукописей, позволяют реконструировать обстоятельства его жизни и реалии эпохи. Салих родился в Иерусалиме около 980 года в арабо-православной (мелькитской) семье. Отец его был государственным служащим (катибом) в фатимидской администрации. Когда Салиху было девять лет, семья переехала в Египет. В период беспрецедентных гонений фатимидского халифа ал-Хакима Салих бежал из Египта и отправился в Сирию, Палестину и Ирак для поклонения святым мощам и «укрепления веры» христианских общин в переломное для них время. Впоследствии он принял монашеский постриг, был рукоположен в иереи, пять лет прослужил в храме Воскресения Христова в Иерусалиме, а на склоне лет подвизался в Синайском монастыре. В докладе будут проанализированы наблюдения Салиха ибн Саʿида о чуде со скорпионом, произошедшем у мощей св. Мáри в монастыре Дейр Кунни в Ираке (в 90 км к юго-востоку от Багдада), о пасхальной службе в храме Воскресения в Иерусалиме, о еврейской молитве на Елеонской горе и некоторые другие. Заметки Салиха ибн Саʿида — это своеобразное зеркало эпохи, уникальный исторический источник, сохранивший важные сведения о межрелигиозных и межконфессиональных отношениях на Ближнем Востоке в первой половине XI века.

Доктор исторических наук протодиакон Владимир Василик (СПбГУ) выступил с темой «Иоанн Никиусский и восточные источники Легенды о папе Сильвестре». (Доклад подготовлен при финансовой поддержке РНФ, проект № 22-18-00493, выполняемый на базе Санкт-Петербургского государственного университета.). Рассматривалась следующая проблема: в Хронике Иоанна Никиусского содержится сообщение о том, что в Послании к Вигилию патриарх Константинопольский Мина говорит о «единой воле и едином суждении» Христа. Так называемое Послание Мины к Вигилию, на которое ссылается Иоанн Никиусский, скорее всего, является монофелитским фальсификатом, созданным при патриархе Сергии и внесенным в Акты Пятого Вселенского собора при патриархе Павле. Приписывание Мине формулы «одна воля, одно суждение» находится в вопиющем противоречии с дошедшими до нас текстами святого патриарха, верно державшегося Юстинианова богословия. Вероятно, фальшивка не показалась ее творцам особенно убедительной, поэтому они не стали ее широко публиковать, отчего она не сохранилась в монофизитских литературах – коптской, эфиопской, сирийской, армянской, яковитской арабской. До нас дошла только ключевая цитата «одна воля, одна суждение», которая, в частности, сохранилась у Иоанна Никиусского. Во времена патриархов Сергия и Павла создаются и другие фальсификаты, в частности так называемые Книги Вигилия, переведенные с греческого на латинский. Все они были квалифицированно разоблачены на Шестом Вселенском соборе. Иоанн Никиусский, помимо патриарха Мины, приписывает монофизитские (конкретно-монофелитские взгляды) также святому патриарху Иоанну Схоластику, входя в разительное противоречие даже с монофизитскими писателями, в частности с Иоанном Эфесским, который считает Иоанна полунесторианином. Гонения, воздвигнутые Иоанном Схоластиком против монофизитских епископов, убедительно свидетельствуют против его «монофелитизма». Приписывание монофизитским хронистом православным писателям монофелитских взглядов может быть объяснено в контексте информационной войны против православия и необходимостью взять реванш за поражение монофизитства в результате Шестого Вселенского собора.

Докладом на тему «О патристической базе Абдаллаха ибн аль-Фадля: Абдаллах и Леонтьевский корпус» секцию завершил доктор теологии, кандидат философских наук протоиерей Олег Давыденков (ПСТГУ). Докладчиком было отмечено, что определение патристической базы древних христианских писателей необходимо не только для того, чтобы иметь представление об их общей богословской эрудиции. Зная круг святых отцов, сочинения которых были известны тому или иному автору, легче понимать логику его собственной богословской мысли. Особенное значение этот вопрос приобретает при исследованиях мелькитской (православной арабоязычной) традиции, для которой не характерно то, что можно назвать культурой цитирования. В сочинениях значительного большинства мелькитских авторов ссылки на святых отцов либо единичны, либо отсутствуют вовсе. К тому же цитаты нередко приводятся без указания имени цитируемого автора. В настоящей статье предпринимается попытка уточнить патристическую базу одного из наиболее значительных мелькитских богословов — антиохийского диакона Абдаллаха Ибн аль-Фадля (середина XI века). Абдаллах, прекрасно владевший греческим языком и более всех мелькитских писателей знакомый со святоотеческой литературой, был знаменит не только как богослов, но и как виднейший переводчик греческого святоотеческого наследия на арабский язык. Тем не менее, число упоминаемых в его произведениях греческих авторов оказывается меньше, чем можно было бы ожидать. Учитывая особый интерес Ибн аль-Фадля к вопросам христологической полемики, удивительно, что он ни разу не упоминает так называемый «Леонтиевский корпус». В статье исследуется вопрос о возможном знакомстве Абдаллаха с сочинениями одного из авторов «Леонтиевского корпуса» — Леонтия Иерусалимского (середина VI века). В четвертой главе своего «Изложения православной веры» Абдаллах приводит четыре святоотеческих цитаты, подтверждающие истинность халкидонитской христологии. Однако все эти цитаты содержатся и в святоотеческом флорилегии, входящем в состав трактата Леонтия «Свидетельства святых». Сравнительный анализ двух текстов показывает, что все четыре цитаты заимствованы Ибн аль-Фадлем у Леонтия. Для Абдаллаха было характерно настороженное отношение к христологической формуле «единая сложная ипостась», которую он принимал с некоторыми оговорками. Аналогичное отношение к этой формуле встречается еще только у двух православных авторов — Леонтия Иерусалимского и Феодора Абу Курры. Сопоставление соответствующих фрагментов из сочинений трех авторов показывает, что, говоря о «единой сложной ипостаси», Абдаллах достаточно точно цитирует трактат Леонтия «Против несториан». Таким образом, с высокой степенью вероятности можно предполагать знакомство Абдаллаха Ибн аль-Фадля, по крайней мере, с двумя трактами Леонтия Иерусалимского.

По отзывам исследователей и слушателей (в том числе, гостей с других кафедр), секция прошла более чем успешно. А в перерывы между заседаниями присутствующие имели возможность продолжить обсуждение важных вопросов, связанных с проблематикой докладов.

Фотографии Сергея Пронина

Вас могут заинтересовать :