1 /
«Сердце можно сделать добрым»
PDF версия

Интервью с Мелитиной Моисеевой – выпускницей бакалавриата ПСТГУ по направлению «Социальная работа».

В этом году Мелитина выиграла государственный грант на обучение в Южной Корее и поступила в магистратуру университета Ихва (Ewha Womans University) по специальности «social welfaire» («социальное обеспечение»). Мелитина рассказала, как диплом ПСТГУ помог ей в поступлении, можно ли научиться состраданию и почему в социальной сфере может работать каждый.

Мелитина значит «медовая». Наверное, часто приходится отвечать, почему у вас такое необычное имя?

У меня мама очень необычная и замечательная. Она, кстати, тоже выпускница ПСТГУ, работает в Астраханской епархии. Имя «Мелитина» она однажды услышала в больнице. Так звали женщину, которая очаровала маму своим темпераментом и манерами. Но, когда она сообщила моему дедушке, своему папе, имя будущей внучки, он, конечно, был против. Бабушка тоже удивилась: надо бы Машенькой назвать, в честь Богородицы. Папа поддержал имя, которое хотела мама. Ссориться, правда, тоже никто не хотел. Поэтому по всем документам я Мария-Мелитина. А вот крестили меня с именем Мелитины. Друзья же называю меня просто Мел.

А для корейцев ваше имя сложно звучит?

О да! В Корее до этого я была дважды, но в этот раз почему-то преподаватели никак не могут правильно назвать мое имя: то Мелатина, то еще как-то... Кажется, такие простые четыре слога. Точно так же, как нам сложно произносить азиатские звуки, им очень трудно произносить европейские. Они знают, как правильно, но у них не получается это выговорить.

Расскажите, как вы первый раз попали в Южную Корею?

Еще во время учебы ПСТГУ я изучала корейский язык в Корейском культурном центре в Москве, участвовала в мероприятиях и конкурсах. В 2019 году на конкурсе корейского красноречия я рассказывала про поэта ХХ века, Пэк Сока, который переводил русскую литературу на корейский. Помню, как на этот конкурс меня собирали подруги из ПСТГУ, выдали красивое зеленое платье. И я победила. Наградой была поездка в Корею на две недели. После окончания ПСТГУ я снова отправилась в Сеул, почти год учила язык в главном вузе страны – Сеульском национальном университете, и, получив диплом с отличием на знание корейского, задумалась уже о магистратуре. Вернулась в Россию, стала собирать документы на получение государственной стипендии Южной Кореи GKS (KGSP) и подбирать вуз.

А как проходит подача заявки на стипендию?

Об этом я очень подробно рассказываю у себя в блоге. Но если коротко, то можно подавать документы через Посольство Кореи в Москве или самостоятельно отправлять заявку в университеты. Я подавала через Посольство, меня пригласили на собеседование, по результатам которого рассматривается вопрос о стипендии. Если ответ положительный, то далее твои документы отправляют в вузы. Мои документы приняли в трех университетах и везде дали согласие. Я выбрала женский университет Ихва. Это один из самых престижных университетов в Южной Корее и самый большой женский университет в мире.

То есть вы сейчас учитесь на первом курсе магистратуры?

Пока еще нет. Программа GKS (KGSP) включает в себя годовой (или полугодовой) языковой курс. Если к моменту приезда в Корею на учебу у вас нет действующего 5/6 TOPIK (уровень языкового владения – прим. ред.), то вас отправляют на языковые курсы в один из университетов Кореи. Я сейчас учусь на языковом курсе в университете города Кванджу, это около четырех часов езды от столицы. После того как я сдам экзамен, подтверждающий высший уровень владения языком (TOPIK), начнется учеба в магистратуре.

Есть ли какие-то специфические особенности образования в Корее, нетипичные для российской студентки?

В Корее очень развита конкуренция во всех сферах, в том числе в образовании. Поэтому, например, помимо личных баллов за домашние работы, промежуточную аттестацию и посещение выставляется дополнительный балл на группу. Что это значит? Допустим, ты написал курсовую «на отлично» и твой одногрупник тоже получил отличную оценку, но его работа лучше твоей, поэтому в итоге ты получаешь на балл ниже. Кроме того, в Корее очень высокая интенсивность обучения. После сдачи экзаменов ты продолжаешь учиться, без каникул и передышек.

Где и на что вы живете, есть ли возможность подрабатывать?

В образовательный грант включена стипендия, из которой я оплачиваю общежитие. В итоге на жизнь остается не так много, а подрабатывать по условиям гранта нельзя. Но в целом мне хватает. У корейцев очень развита культура общественного питания. Поэтому в нашем студенческом общежитии нет кухни. Здесь много «шиктанов» – небольших кафе, где можно очень вкусно, сытно и недорого поесть. А вот больших супермаркетов здесь не так много, и продукты достаточно дорогие. Например, гораздо дешевле будет пообедать в кафе, чем взять себе овощей на салат в магазине. Надо сказать, Корея одна из самых дорогих стран, в том числе по стоимости образования.

Что было для вас главным при выборе университета?

Прежде всего, я искала программу, связанную с моей специальностью. Здесь это называется «социальное обеспечение». Университет Ихва подходил мне по нужным критериям. Меня настораживало, что университет только для женщин – это какая же там должна быть жесткая конкуренция! Но потом очень вдохновила история университета, особенно то, что в нем училась Пак Эстер – первая кореянка-врач западной медицины. Она окончила Ихва – тогда это была только миссионерская школа – хорошо знала английский язык, сначала работала медицинским переводчиком, а потом получила медицинское образование в США. После получения степени доктора медицины Пак Эстер вернулась в Корею и устроилась в первую женскую больницу в стране. Во время эпидемии холеры она помогала больным бесплатно, потому что была христианкой. Кроме того, Пак Эстер занималась просветительской деятельностью, преподавала, читала лекции, обучив первое поколение женщин-врачей в Корее. Умерла Пак Эстер от туберкулеза в 33 года. Ее жизнь вдохновляет многих девушек, которые поступают в Ихва.

Какое значение для поступления в магистратуру имел диплом об окончании ПСТГУ?

У нас в России существует предубеждение в отношении частных вузов. Могу с уверенностью сказать, что для поступления в магистратуру в зарубежный вуз это не имеет значения. Университет Ихва, например, тоже частный, но занимает в рейтинге корейских вузов одно из самых высоких мест и по уровню образования, и по конкурсу на поступление. А вот то, как ты учился в своем вузе, действительно важно. Когда подаешь заявку на обучение за границей, первым делом учитывается GPA (Grade Point Average) – средний балл диплома. Он у меня был 96 из 100. Большое спасибо моим преподавателям!

Отличная мотивация для нынешних студентов ПСТГУ хорошо учиться! Какое самое яркое воспоминание периода учебы в нашем Университете?

Наверное, самое яркое воспоминание оставили учебные и производственные практики. На первых курсах не очень понимаешь специфику своей специальности. И первые практики были скорее для сплочения студентов и преподавателей. Помню, как ездили в детский дом в Сафоново Смоленской области, устраивали для детей разные игровые и образовательные мероприятия. Но чем старше курс, тем глубже погружаешься в профессию. Благодаря профильным предметам, работе над курсовыми практики становятся все осмысленнее. Будущему социальному работнику очень важны такие предметы, как психология, медицина, педагогика, различные технологии помощи. Но все-таки очень важно, что в течение четырех лет учебы мы учимся также деятельно сострадать людям на практике.

Разве можно научиться состраданию?

Я думаю, да. Делая добрые дела, можно развить доброе сердце. Как говорили святые отцы, надо сначала заставлять себя любить, а потом потихонечку придет настоящая любовь. Но лучше всего учит, конечно, личный пример преподавателей. Когда оказываешься на практике в ПНИ среди пациентов, вид которых устрашает тебя, а отец Константин Стриевский подходит к такому человеку, обнимает его, вместе с ним радуется. Для нас это было главным уроком.

Практика всегда приносила позитивный опыт? Не приходилось плакать?

Иногда было грустно из-за начальствующих людей в учреждениях, где проходила практика. Иногда не совсем тактично могли повести себя родители детей с особенностями в детском лагере. Но я не помню, чтобы из-за самих подопечных был какой-то негатив. Хотя мы работали с самыми разными группами. Понимание того, что ты полезен, и твоя помощь нужна, очень мотивирует. Когда погружаешься во все это, иначе смотришь на людей. Однажды даже пришлось общаться с психически нездоровым человеком, который убил свою маму.

И не было страшно?

Нет. Было очень жаль его.

Но ведь не каждый может быть готов работать с человеком, совершившим преступление. Значит, социальная работа – это профессия не для всех?

Мне, наоборот, кажется, что социальная работа – дело, которая может подойти всем: ведь социальная сфера очень широкая, это все наше общество. И ты можешь выбрать, где быть полезными и кому тебе лучше помогать: детям, старикам или, как говорят, любым другим незащищенным категориям граждан. Возможно, тебе проще работать не в тесном контакте с человеком, тогда можно заниматься фандрайзингом, собирая деньги для социальных проектов, ведь это тоже в какой-то степени социальная работа. Каждый может найти свою место в социальном служении.

В какой сфере вы хотели бы быть полезной?

Мне очень запомнился волонтерский опыт работы в дневном стационаре для людей с психическими заболеваниями. После 3 курса мы проходили практику в детском лагере, организованном Марфо-Мариинской обителью милосердия. А потом у меня оставалась свободной вторая половина августа и мы с другом решили попробовать себя в профессии – побыть социальными работниками в ПНД. Когда ты пришел по велению сердца и свободен от отчетов по практикам, кажется, все по-настоящему. Именно после той добровольной практики в ПНД я определилась с выбором и мечтаю работать в больнице.

Мечтать работать в больнице – звучит удивительно.

Результат работы врача понятен для пациента – доктор провел операцию, назначил лекарства и стало легче. А вот помощь специалиста по социальной работе в больнице кажется не всегда очевидной. А между тем, она очень там нужна. В этом пространстве боли и страха должны быть те, чья работа – утешать.

ПНИ – это ведь не совсем больница, а особый род больничных учреждений…

Мы как-то привыкли делить людей на обыкновенных и «особенных». Но ведь мы все в чем-то особенные. Даже если у нас нет особенных потребностей. Например, здесь, в Корее, со своей европейской внешностью я очень хорошо ощущаю, каково быть не такой, «как все», когда ты постоянно становишься объектом пристального внимания.

А как обстоят дела в социальной сфере Кореи?

Социальная помощь в Корее очень развита на государственном уровне, все продумано до мелочей. Больше всего это заметно по доступности среды: на каждой станции в общественном транспорте есть подъемники и лифты для людей, которые в них нуждаются. Во всех парках – чистые бесплатные туалеты. Есть еще интересная практика повсеместной установки «тревожных кнопок». Такие есть, например, на середине пути длинных мостов, что сделано в том числе для помощи человеку в кризисе, для предотвращения самоубийств. С другой стороны, в Корее не принято уступать место в транспорте. Это связано с пониманием равенства всех граждан: как мужчины, так и женщины могут одинаково устать, у них одинаково могут болеть ноги. Для нас это, конечно, удивительно.

Но как же быть в транспорте тем, для кого особые обстоятельства – беременным женщинам, например?

Для беременных женщин, инвалидов и всех, подпадающих под особенные обстоятельства, в транспорте есть эти специальные места, которые отличаются по цвету и на которые даже в час пик никто из посторонних не сядет.

Чему еще мы могли бы поучиться у корейцев?

Корейцы очень дисциплинированные и любят порядок, они беспрекословно соблюдают правила: если сказали, то ходят в масках. Они будут ходить в масках даже в темное время суток, даже если их никто не видит, даже на улице. И таких примеров много. Конечно, иногда в транспорте на «розовом кресле» для беременных можно увидеть сидящего пожилого мужчину, но это скорее редкость. Я не могу сказать, что есть какой-то уникальный корейский опыт. Радость, которую ты получаешь в ответ на помощь, одинакова для всех. Если речь идет об общественных инициативах, то благотворительность в Корее часто связана с деятельностью протестантских общин. Особенно часто в праздники они устраивают масштабные акции и ярмарки. Но и наша православная община в Корее тоже очень активно помогает нуждающимся.

Как эта помощь осуществляется?

У нас два прихода русскоговорящих верующих при православных храмах в Сеуле и Пусане. Есть чат храма, в котором я пою в хоре, и чат Корейской епархии, где публикуется информация о тех, кому нужна помощь. Помощь зависит от потребностей: в нашем храме многие работают в больницах, поэтому чаще всего запросы оттуда. Часто пишут, в каком госпитале необходимо сдать кровь, иногда нужно оказать помощь находящимся в заключении, вот недавно просили проведать в больнице пожилую женщину с онкологией.

Есть ли негласный закон для социального работника, кому нужно помогать в первую очередь?

Есть гласный закон для всех – ближнему своему помогай. Если у тебя есть желание и силы, помоги прежде своему самому близкому человеку. Мне кажется, помощь тогда тебе особенно полезна, когда она тебе не очень приятна. Иногда вместо того чтобы пойти на благотворительное мероприятие и собирать деньги в коробочку, лучше дома убраться, помочь уставшим родителям. Это очевидная помощь, которую мы иногда не хотим замечать, игнорируем. Но эта помощь самая важная.

Беседовала Ксения Вячеславовна Белошеева