1 /
Состоялось очередное заседание Медиевистического семинара при кафедре романо-германской филологии ПСТГУ
PDF версия

16.02.2022 с совместным докладом «"Нечто большее": Surplus во французской и провансальской литературах XII века» выступили доцент Школы филологических наук НИУ ВШЭ Н. М. Долгорукова и студентка магистратуры этой же школы А. А. Любавина.

В работе семинара, организованного ст. специалистом научного отдела К. А. Александровой, приняли участие преподаватели кафедры (проф. Л. В.Евдокимова, проф. М. Ю. Десятова, К. В. Хэндерсон-Стюарт), студенты НИУ ВШЭ и ПСТГУ.

В докладе, сопровождавшемся презентацией с подборкой старофранцузских и старопровансальских фрагментов из текстов трубадуров, Кретьена де Труа, Марии Французской, а также их переводов на русский язык, выполненных докладчицами,  были рассмотрены семантические трансформации  лексемы surplus . В словарях Годфруа и Тоблер-Ломача surplus определяется как «остальное», «то, что осталось», «(всё) прочее», «переизбыток денежной суммы». Именно в таком значении слово возникает в историческом нарративе, а затем в куртуазной литературе. Однако при анализе романов Кретьена де Труа и лэ Марии Французской обнаруживается семантический сдвиг: в некоторых фрагментах слово surplus становится эвфемизмом, обозначающим «высшую благосклонность дамы» (это эвфемистическое значение зафиксировано в сетевом словаре Кретьена де Труа – совместном канадско-французском проекте). Согласно авторам доклада,  истоки эвфемистического значения восходят к лирике трубадуров, в которой с аналогичной семантикой использовались слова plus и sobreplus. В лэ о Соловье Мария Французская в схожий контекст помещает не surplus, а именно plus. Таким образом, можно предположить, что поэтесса заимствовала этот эвфемизм у трубадуров, а Кретьен использовал его под влиянием лэ. В прологе к сборнику лэ, написанному после всех двенадцати текстов, Мария Французская придает слову surplus новое значение. Оно превращается в метафору познания и интерпретации, привносящей новые, дополнительные смыслы в древние тексты. Предметом дискуссии после доклада стали некоторые переводы, предложенные авторами, и значения отдельных старофранцузским лексем, толкование которых допускает многозначность, так что выбор конкретного значения  может радикально менять интерпретацию фрагмента.