«О чем бы Абу Курра ни писал, он всегда имел в виду потенциального мусульманина, который заглядывает ему через плечо»: интервью с протоиереем Олегом Давыденковым

В Издательстве ПСТГУ вышли в свет две новые книги протоиерея Олега Давыденкова, доктора теологии, заведующего кафедрой Восточно-христианской филологии и Восточных Церквей ПСТГУ, — научная монография «Богословие Феодора Абу Курры, епископа Харранского» и книга переводов «Арабские сочинения Феодора Абу Курры, епископа Харранского».

В связи с этим мы побеседовали с отцом Олегом об этом выдающемся арабоязычном богослове, его литературном наследии, особенностях его богословской мысли и о мире, в котором он жил.

Не могли бы Вы вкратце описать деятельность епископа Феодора Абу Курры, чтобы читатель мог понять исторический масштаб этой личности?

Феодор Абу Курра – самый значительный мелькитский, то есть православный арабоязычный писатель, живший во второй половине VIII – начале IX вв. Предположительно он умер ок. 830 г. Феодор был уроженцем города Эдесса (ныне город Урфа в Турции). Скорее всего, он был монахом в лавре преподобного Саввы Освященного, в Палестине, а затем стал епископом города Харран (в настоящее время небольшой поселок на территории Турции недалеко от турецко-сирийской границы).

Абу Курра был весьма плодовитым писателем. Большая часть его обширного литературного наследия была создана и сохранилась на арабском языке. Кроме того, он был автором нескольких десятков небольших богословско-полемических трактатов (опускул) на греческом языке.

Таким образом, Феодор был последним мелькитским автором, писавшим по-гречески, а также первым известным христианским писателем, который начал составлять богословские сочинения на арабском языке. В одном из своих арабских сочинений Абу Курра сообщает, что он составил также около 30 богословских трактатов на сирийском языке, однако ни одно из этих произведений до нас не дошло. Несколько сочинений Харранского епископа сохранились только в переводах на грузинский язык.

Каковы основные направления писательской деятельности Абу Курры?

Сфера интересов епископа Феодора была очень обширна. У него много размышлений на общефилософские темы: рациональные доказательства бытия Бога, природа религиозной веры, предпосылки и способы богопознания, вопрос о свободе воли человека. В нескольких своих работах Абу Курра пытается обосновать превосходство христианства над другими религиями (более всего он полемизирует с иудаизмом и манихейством), а также доказать истинность и богооткровенность Евангелия.

Значительную часть его литературного наследия составляют христологическая полемика как с яковитами-севирианами, так и с несторианами и защита иконопочитания. Отдельные богословские трактаты посвящены изложению православного троичного учения, учению о церковных Соборах и об авторитете церковного учительства.

Сквозной темой, проходящей через все работы Феодора Абу Курры, является защита христианской веры перед лицом ислама. Даже обсуждая сугубо христианские темы, он всегда имеет в виду потенциальных читателей из числа мусульман. Современный американский ученый М. Суонсон отмечает, что, о чем бы Абу Курра ни писал, он всегда имел в виду потенциального мусульманина, который заглядывает ему через плечо.

Даже чисто христианские темы епископ Феодор старается излагать в апологетическом ключе, и не только с целью защитить те или иные положения христианской веры от мусульманской критики, но и для того, чтобы христианскую доктрину в целом представить мусульманским читателям логически обоснованной и непротиворечивой, показать, что христианство — это не суеверие и не языческий пережиток, как нередко воспринимали христианское вероучение мусульманские полемисты, а серьезная богословская и философская доктрина, соответствующая всем критериям рациональности и «научности».

Его полемика с исламом имела успех?

Несомненно, оппоненты Абу Курры рассматривали его как серьезного и опасного противника. Он был широко известен в мусульманской среде, специально против него составляли полемические сочинения весьма авторитетные мусульманские мыслители.

Может быть, известны обращения мусульман?

Об обращениях говорить трудно. Достоверно известны лишь единичные случаи обращения из ислама в христианство в Арабском халифате в VII – IX вв. (мученики Або Тбилисский, Антоний Раух). Даже если такие факты имели место, как правило, они тщательно скрывались, потому что по мусульманским законам переход из ислама в любую другую религию карался смертью.

А насколько его знали в Византии?

Нельзя сказать, что в Византии его знали хорошо, потому что его жизнь пришлась на тот период, когда контакты между православными христианами, проживавшими на территории Арабского халифата, и их византийскими единоверцами были сведены к минимуму. Тот же Абу Курра, известный как ревностный защитник иконопочитания, судя по всему, ничего не знал о Седьмом Вселенском Соборе! Отдельные упоминания о нем у византийских авторов имеются, но относятся к более позднему времени. Интерес греков к его сочинениям появляется уже во втором тысячелетии в связи с развитием полемики с исламом. Значительно лучше Феодора знали в Грузинской Церкви, многие его сочинения были переведены на грузинский.

Следует отметить, что и в самой мелькитской общине Абу Курра после смерти был не слишком хорошо известен. Современный американский специалист по арабо-христианской литературе Т. Рикс отмечает, что для сохранения памяти об Абу Курре мусульманские писатели сыграли большую роль, чем православная община халифата: мусульманские писатели упоминают Феодора заметно чаще, чем мелькитские авторы.

Судя по Вашим словам, Абу Курра был хорошо знаком с арабским миром.

И не только с арабским. По всей видимости, Феодор вообще много путешествовал. Есть основания считать, что он посещал Египет, во всяком случае, об этом есть и свидетельства авторов более позднего времени, и косвенные указания в сочинениях самого Абу Курры. Если он путешествовал в Египет, то, вероятно, бывал и на Синае. После возвращения из Египта он предпринял путешествие в Армению. В сочинениях Феодора имеются упоминания о посещении им Иерусалима, палестинского города Азот, деревни Салкин в окрестностях Антиохии.

Некоторые историки считают, что Абу Курра, как человек, блестяще образованный и свободно владеющий арабским литературным языком, должен был какое-то время учиться в одном из крупных центров арабской образованности, возможно, даже в Багдаде, однако достоверно об этом ничего не известно.

Читать подробнее