Алина Сергеевна Алексеева
Федор Борисович Альбрехт
Ирина Леонидовна Багратион-Мухранели
Тимофей Леонович Веронин
Александр Игоревич Грищенко
Екатерина Роландовна Добрушина
Андрей Викторович Коровин
Александр Геннадьевич Кравецкий
Роман Николаевич Кривко
Ирина Евгеньевна Мелентьева
Елизавета Сергеевна Морозова
Ольга Владимировна Никандрова
Иерей Кирилл Прихотько
Надежда Константиновна Онипенко
Ежи Остапчук
Александра Андреевна Плетнева
Хайнрих Пфандль
Алексей Владимирович Святославский
Мария Ивановна Сидорова
Олег Николаевич Скляров
Дмитрий Николаевич Фатеев
Алексей Валерьевич Юдин
1 /
Состоялась работа секции Богословской конференции «Русистика и славистика: традиционные темы в современной методологии»

26–27 января 2021 года в дистанционном формате прошло заседание секции «Русистика и славистика: традиционные темы в современной методологии» в рамках XXXI Ежегодной богословской конференции ПСТГУ, организованное кафедрой славянской филологии историко-филологического факультета (руководители секции — Е. Р. Добрушина и А. И. Грищенко).

Было прочитано 22 доклада участниками из ПСТГУ и других вузов и научных центров Москвы и Подмосковья (МПГУ, МДА, ИРЯ им. В. В. Виноградова РАН), а также из четырех зарубежных университетов трех стран — Австрии, Бельгии и Польши. Студенты и аспиранты филологических направлений ПСТГУ также приняли активное участие в обсуждении докладов.

26 января 2021 г.

• Ирина Леонидовна Багратион-Мухранели (д. филол. наук, доцент кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Современная грузинская русистика»

Традиции русистики в Грузии опираются как минимум на трехсотлетнее изучение пребывания русских в Грузии и на Кавказе. Во второй половине XIX века начали издаваться «Акты Кавказской Археографической комиссии», появилось большое количество военных мемуаров, работ выпускников Киевской духовной академии, посвященных связям русской и грузинских церквей.

В ХХ веке советские исследователи занимались преимущественно единством культур разных советских народов, но на этом фоне нужно выделить архивные разыскания В. С. Шадури, посвященные пребыванию русских писателей на Кавказе и в Грузии. С распадом СССР и обретением Грузией независимости в 90-е годы научная деятельность была практически прекращена. С началом XXI века восстанавливаются и создаются новые институты. Многое делает Ассоциация компаративистов-литературоведов Грузии.

В Институте литературы имени Шота Руставели два десятилетия проходят международные симпозиумы по компаративистике с секциями на грузинском, английском и русском языках, в которых принимают участие как местные исследователи, так и ученые из-за рубежа. Вторым крупным центром русистики в Тбилиси стал «Русский клуб» при старейшем русском театре (ныне имени Грибоедова, существует с 1845 года). Помимо иллюстрированного журнала того же названия, «Русский клуб» издает серию книг «Русские в Грузии», участвует во многих культурных начинаниях.


• Андрей Викторович Коровин (канд. филол. наук, старший научный сотрудник отдела классических литератур Запада и сравнительного литературоведения Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН, доцент кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Значение творчества И. С. Тургенева в становлении реализма в Исландии»

В докладе был поднят вопрос о влиянии творчества И. С. Тургенева на исландскую литературу и становление национального реализма. Произведение русского писателя были хорошо известны и активно переводились на датский язык; благодаря Г. Брандесу, Тургенев воспринимался как один из лидеров реалистического направления. Входивший в круг Брандеса исландский писатель Гестюр Паульссон во многом следовал творческой манере Тургенева и был автором первого очерка о нем на исландском языке.


• Федор Борисович Альбрехт (канд. филол. наук, заведующий кафедрой русского языка и стилистики Литературного института им. А. М. Горького, доцент кафедры русского языка как иностранного Московского государственного лингвистического университета и кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Поздравляю вас, гражданин, соврамши! — реликт Accusativus cum Participio?»

На первый взгляд, приведенная в названии доклада конструкции — это наследие (реликт) винительного с инфинитивом (accusativus cum participio), употреблявшегося в старославянском языке и соотносимого с литовской и латышской конструкцией. Однако, рассмотрев русские примеры более пристально, докладчик пришел к выводу, что считать их реликтом аccusativus cum рarticipio поспешно: при всем внешнем конструктивном сходстве обнаруживается существенная разница как в функционировании, так и в семантике приводимых русских конструкций по сравнению с классическим аccusativus cum рarticipio. В докладе были приведены аргументы в пользу данной точки зрения.

• Екатерина Роландовна Добрушина (канд. филол. наук, заведующая кафедрой славянской филологии ПСТГУ)
«Как добрее — дóбро или по-доброму? или О семантике качественных наречий»

В докладе была поставлена проблема синонимии между наречиями, образованными по двум разным моделям — с суффиксом -о и с конфиксом по-…-ому /-ему — от одного и того же прилагательного со значением качества человека. Бегло была описана история наречий на -ому / -ему на основе материалов НКРЯ и ГИКРЯ, показано, что в XVIII веке использовалось всего несколько наречий (основные: по-прежнему, по-видимому и отместоименные), с середины XIX века их становится больше (например, появляются по-хорошему и по-плохому), лишь с середины XX века свободным становится образование от исследуемых прилагательных (например, по-быстрому, по-злому), и, наконец, в нашем веке такие наречия становятся очень распространены, особенно, по данным ГИКРЯ, в интернет-текстах «устно-письменных» жанров. Было обращено внимание на орфографию наречий «слитно-раздельно-через дефис» как на показатель становления словообразовательной модели.

Выдвигается гипотеза, что наречия с по- (по-доброму улыбался) отличаются от наречий на -о (добро улыбался) тем, что фиксируют наличие определенного метода производства действия, а не способа как такового. Например, перекусим по-быстрому не просто говорит о быстроте действий, но предлагает выбрать определенный вариант перекуса (выбор еды, сервировка и др.). Поэтому, с точки зрения приписывания качества, названного мотивирующей основой, выстраивается такая цепочка от более выраженного к менее выраженному: добрыйс добротойдобропо-доброму.

• Алексей Владимирович Святославский (доктор культурологии, профессор кафедры русской классической литературы и заведующий Центром русского языка и культуры имени А. Ф. Лосева Института филологии Московского педагогического государственного университета)
«Роль природы в поэтике русской одической поэзии»

Доклад посвящен особенностям формирования и функциональным особенностям образов природы в русской одической поэзии XVIII — нач. XIX вв. от М. В. Ломоносова и В. К. Тредиаковского до Д. И. Хвостова. Сделана попытка определить актуальность одической поэзии природы для дальнейшего литературного процесса в России.


• Иерей Кирилл Прихотько (магистр богословия, аспирант Московской духовной академии)
«Симеоновская редакция Жития преподобного Стефана Махрищского»

В докладе были описаны методы работы Симеона Полоцкого как редактора агиографического текста — Жития преподобного Стефана Махрищского. Книжник правит треть библейских цитат, представленных в тексте. Он встраивает их в контекст повествования, заменяя некоторые слова и словосочетания местоимениями, тем самым отсылая читателя к персонажам, о которых в данный момент идет речь. Неточные цитаты либо правятся по тексту Библии, либо вовсе удаляются.

Анализ вставок и лексических замен показал, что редактор стремится более ярко обозначить волнующие его темы, например тему проповедничества, причем не «славы» Бога, а «истины слова», приносящего уверовавшему свет благоразумия. Книжник стремится употреблять более узкие по значению лексемы и специальные термины.


Ольга Владимировна Никандрова (канд. филол. наук, доцент кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Неклассический катарсис и развязка сюжетов в романах Ф. Сологуба “Мелкий бес” и А. Белого “Петербург”»

В докладе шла речь о смене мировоззренческой, а следом и эстетической парадигмы, произошедшей на рубеже XIX–XX веков: если в прежнюю эпоху бытовало представлении о бытии как о гармоничном в основе своей, а конфликтные столкновения воспринимались как отклонения от общей нормы, то на рубеже веков возникает представление о хаотической, темной природе мира и о том, что конфликтное состояние мира является бытийной нормой.

Подобная установка, ложась в основу художественной картины мира, трансформирует принципы построения сюжета и, в частности, меняет представление о месте и роли катарсического начала в художественном тексте. Вместо очищающего эффекта от катастрофы, которая завершает конфликт, мы видим либо бескатарсический ужас, когда катастрофа ничего не разрешает, лишь выводя конфликт на иной уровень, либо отдельные просветляющие элементы, которые, однако, поглощаются мраком, их окружающим. Так, в романе Сологуба «Мелкий бес» обе сюжетные линии отчетливо лишены катарсического начала, причем в одном случае Сологуб доводит действие до катастрофы (убийство Володина Передоновым), но она несет не просветление, а окончательное погружение во тьму, во втором же — катастрофа подменяется фарсовой сценой, которая отчетливо показывает, что в душном передоновском мире трагедия в ее подлинном мистериальном смысле невозможна.

Сходная ситуация в романе Белого. Одна из сюжетных линий завершается финалом беспросветным и бескатарсичным (ощутимо перекликающимся с тем, что мы видели у Сологуба): убийство друга-соперника и финальное безумие героя. Вторая же (несостоявшееся убийство Николаем Аблеуховым отца) — приходит к трагифарсовому финалу, катарсический эффект которого в значительной мере сводится на нет тем, что в мире Белого условно благополучный исход событий никак не сказывается на общем катастрофическом бытийном фоне.


Елизавета Сергеевна Морозова (магистр филологии, аспирантка отдела славянского языкознания Института славяноведения РАН, Москва)
«Языковые особенности Оглавления Правленого славяно-русского Пятикнижия XV века»

Доклад был посвящен описанию языковых особенностей Оглавления Правленого Пятикнижия. В нем описывается структура текста, лексические и орфографические особенности, заимствования из «простой мовы», древнееврейского и греческого языков. Рассмотрены грамматические формулы, с помощью которых вводятся описания «частей» Оглавления, соответствующих недельным главам синагогальной традиции. Все рассмотренные особенности позволяют сказать, что Оглавление было составлено в среде западнорусских книжников.


• Ежи Остапчук / Jerzy Ostapczuk (хабилитированный доктор теологии, профессор и декан богословского факультета, заведующий кафедрами Св. Писания Ветхого и Нового Заветов Христианской теологической академии в Варшаве, Польша)
«Месяцеслововы старопечатных кириллических Евангелий тетр: перспективы текстологического исследования»

Доклад основан на доступных старопечатных евангелиях тетр, выпущенных начиная с древнейшего 1512 до младшего, напечатанного в 1800 году, всех трех изводов церковнославянского языка: сербского, среднеболгарского и восточнославянского. Исследованы памяти на месяцы с марта по июль, указаны самые значительные и замечательные c текстологической точки зрения издания XVI — первой половины XVII века и издания второй половины XVII — XVIII века.


• Алина Сергеевна Алексеева (магистр филологии, младший научный сотрудник отдела древнерусского языка Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН и преподаватель кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Заговоры воеводы Мангазеи: реконструкция протографа»

Конфликт 1631 г. между воеводами Мангазеи Григорием Ивановичем Кокоревым и Андреем Федоровичем Палицыным делает достоянием публики связь последнего с отреченной словесностью русской культуры. В челобитной тобольскому воеводе кн. А. Н. Трубецкому Кокорев пересылает копию найденной у конкурента рукописи с заговорами.

Эти тексты сохранились до наших дней в составе одного из сыскных дел (РГАДА. Ф. 141. 1631 г. № 40), в то время как оригинальная рукопись воеводы считается утраченной. Наблюдения над кодикологией и текстологией позволили выдвинуть несколько гипотез о виде и содержании сборника Палицына: это была небольшая рукопись (скорее всего, в восьмую долю листа), которая содержала минимум три текста и была достаточно ветхой, с переложенными листами, так как копия из сыскного дела отражает сильную порчу исходных текстов.


• Александр Игоревич Грищенко (канд. филол. наук, профессор кафедры славянской филологии ПСТГУ, старший научный сотрудник отдела славянского языкознания Института славяноведения РАН и Института классического Востока и античности Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»)
«Вирох и марграм в восточнославянских переводах Песни песней XV века: Как гапаксы-германизмы могут указать на текст-источник?»

В докладе были рассмотрены чтения средневерхненемецких (протоидишских) переводов библейской книги Песнь песней, выполненных для носителей иудейской религиозной традиции Центральной Европы в XV–XVI вв. — по парижской рукописи Bibliothèque nationale de France, Département des manuscrits, Hébreu 445 и старопечатным изданиям 1544 г., вышедшим в Аугсбурге и Констанце стараниями христианских гебраистов, а также изданиями 1560 и 1583 гг., выпущенными в Кремоне и Базеле соответственно. Чтение weyaroch (weyerich, weyrach, weyarich) представлено в стихах Песн 3:6, 4:6, 4:14 в соответствии с древнееврейским ləvona ‘ладан’ Масоретского текста, и схожая форма-гапакс вирох содержится в стихах 4:6 и 4:14 уникального церковнославянского перевода Песни песней по списку РГБ Муз. 82222 сер. XVI века. Кроме того, тем же словом weyrauch переводится латинское название ладана tus из Вульгаты в 12 долютеровских верхненемецких библиях XV века, однако в Вульгате Песн 4:14 содержит не tus, а Libanus ‘Ливан’ (чтение возникло в связи с путаницей между др.-евр. ləvona и Ləvanon), поэтому и в немецких переводах христианской традиции в этом стихе закономерно возникает Liban, а не weyrauch; и наоборот, в соответствии с той же Вульгатой в стихе Песн 4:11 немецкие переводы дают weyrauch, а не Ləvanon, хотя в Масоретском тексте здесь упоминается этот топоним (он передается словами wald ‘лес’ в протоидишских переводах и лѣсъ в церковнославянском переводе по Музейному списку).

Всё это доказывает не просто заимствование слова вирох из средневерхнемецкого языка, но текстуальную зависимость славянского перевода от протоидишских переводов Песни песней. Кроме того, слово вирох отразилось в глоссарии к Песни песней из Забелинской подборки — недавно найденного автором доклада комплекса позднесредневековых христианских переводов с древнееврейского языка на «просту мову» — западнорусский литературный язык (по единственному списку 1630–40-х гг., ГИМ Забел. 436).

Аналогичным доказательством текстуального, а не языкового влияния является присутствие в переводах Песни песней из Музейного списка и Виленского библейского свода (Вильнюс, Библиотека Академии наук Литвы им. Врублевских, F 19–262, пер. четв. XVI в.) другого гапакса-германизма марграм — преобразованного в результате межслоговой ассимиляции названия граната milgram из староидишских переводов (в немецких христианских переводах XV в. для обозначения граната использовано словосочетание roten apfel ‘красное яблоко’ — в соответствии с malum punicum Вульгаты).


27 января 2021 г.

• Роман Николаевич Кривко / Roman Krivko (доктор филол. наук, ассоциированный профессор Института славистики Венского университета, Австрия)
«Древнесербская Темничская надпись в свете древнеболгарских и древнерусских данных»

Темничская надпись — древнейший памятник славянской письменности, происходящий с территории Сербии, датируемый X–XI вв. С языковой и содержательной точки зрения в надписи нет параллелей в боснийско-хорватско-сербской кириллической эпиграфике, датируемой не ранее третьей трети XII в., при этом Темничская надпись не содержит сербских (боснийско-сербско-хорватских) языковых черт и носит следы влияния книжной орфографии, вероятнее всего, древнеболгарско-церковнославянского происхождения.

На основе языковых данных надпись может быть датирована самое позднее XI веком, графико-орфографические параллели надписи находятся в церковнославянских рукописях древнеболгарского и древнерусского происхождения, при этом древнерусские церковнославянские рукописи, без сомнения, восходят к древнеболгарским оригиналам эпохи Первого Болгарского царства.


• Олег Николаевич Скляров (доктор филол. наук, профессор кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Способы художественной презентации религиозного мирочувствия в современной русской лирике (Т. Кибиров, Б. Кенжеев, М. Кукин)»

Доклад был посвящен рассмотрению форм выражения религиозного сознания в русской поэзии последних десятилетий. Предметом рассмотрения являются художественные стратегии воплощения религиозной проблематики в лирических текстах таких известных авторов рубежа XX–XXI веков, как Тимур Кибиров, Бахыт Кенжеев и Михаил Кукин. Прослеживаются основные современные тенденции и метаморфозы в поэтике религиозных мотивов, философско-эстетические и аксиологические предпосылки этих процессов. Ключевые наблюдения и выводы делаются на материале нескольких стихотворений, наиболее репрезентативных для заявленной темы.


• Надежда Константиновна Онипенко (канд. филол. наук, ведущий научный сотрудник отдела корпусной лингвистики и лингвистической поэтики Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, доцент кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Каузативные эмотивы: между акциональностью и статальностью»

В докладе были представлены результаты исследования, которое проводится в рамках проекта «Семантико-грамматический словарь русских глаголов»; работа над этим проектом ведется в Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Задачей Словаря является описание глагольных групп с точки зрения лексической семантики, словоизменения и синтаксического функционирования. Словарная информация распределена по следующим разделам: семантика, морфология, синтаксис предложения и текстовые функции. Системное описание проводится на материале ресурса НКРЯ по текстам последних 50 лет (1970–2020 гг.). В докладе шла речь об одной лексико-семантической группе — каузативно-эмотивных глаголах (радовать, удивлять, огорчать).

Докладчик обосновывал мысль о том, что для решения проблемы большей или меньшей степени акциональности (в другой терминологии — агентивности) глаголов этой группы нужно исследовать семантические и тестовые возможности личных и временных форм каузативных эмотивов. Категория лица при этом понимается не формально-морфологически, а синтаксически и рассматривается как для позиции каузатора (им. п.), так и для позиции субъекта эмоционального состояния (вин. п.), поскольку каузативно-эмотивная конструкция признается двусубъектной. Связь семантики эмотивного каузатива с категорией лица рассматривалась на контекстах с глаголом злить, который многими лингвистами интерпретируется как «агентивный».

Материалом исследования послужили тексты современных Интернет-СМИ, содержанием которых является обсуждение событий на лыжных соревнованиях в Лахти в январе этого года (корпус текстов с одним денотативным наполнением). Было показано, что агентивное или стативное осмысление этого глагола зависит от субъектной перспективы высказывания, от точки зрения говорящего, от личной и видо-временной формы глагола.


• Дмитрий Николаевич Фатеев (канд. филол. наук, доцент кафедры мировой литературы Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина и кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Религиозные мотивы в творчестве футбольных фанатов России»

В докладе были рассмотрены тенденции, связанные с возникновением и функционированием в субкультуре футбольных болельщиков религиозно-христианских мотивов. Представлена фанатская точка зрения на сакральный характер происходящего как на футбольном поле, так и на секторах стадиона. Отмечается, что в коллективном сознании болельщиков спорт и религия имеют много общего.

Представлены два типа произведений, создаваемых фанатами: тексты-обращения с просьбой о Божественном покровительстве, с указаниями на верность православию. В других текстах происходит формирование специфического футбольного культа, предполагающего сакрализацию либо самого процесса игры, либо образов наиболее успешных спортсменов.


• Тимофей Леонович Веронин (канд. филол. наук, доцент кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Преломление важнейших богословских и историко-церковных идей С. И. Фуделя в его анализе творчества Ф. М. Достоевского»

В докладе исследуется вопрос о том, как основные богословские и церковно-исторические идеи-концепты С. И. Фуделя, отраженные в его духовной прозе, преломляются в его исследовании жизни и творчества Достоевского «Наследство Достоевского».


• Алексей Валерьевич Юдин / Aleksey Yudin (канд. филол. наук, ассоциированный профессор кафедры славистики и восточноевропейских исследований факультета искусств и философии Гентского университета, Бельгия)
«Святой Николай в украинских зимних календарных песнях»

Сообщение посвящено образу святого Николая, каким он предстает в украинских зимних календарных песнях — как в церковных колядах, ведущих свое происхождение от т. н. псальм XVII–XVIII вв., так и в народных колядках и щедровках. Методика описания опирается на существующие в славянской этнолингвистике методы описания элементов народной картины мира, в частности принятые в люблинской этнолингвистической школе при составлении так называемой когнитивной дефиниции концептов народной культуры.

В рамках такой когнитивной дефиниции эксплицирующие элементы распределяются по определенному набору стандартных рубрик, так называемых фасет, включающих формы наименования реалии (титульное слово, его дериваты, синонимы, когипонимы, гипероним и т. д.), а также характеристики объекта или персонажа: с кем или чем вместе встречается в текстах, чему или кому противостоит, откуда происходит, как выглядит, какими обладает свойствами, какие имеет составные части, что делает, в каких состояниях находится, где и когда появляется, какие имеет функции, что символизирует и т. п.

В результате описания перед нами предстает образ святого пастыря-пастуха, пасущего овец или гонящего волов, играющего на гуцульской трембите, отчего меняются времена года, однако также и пахаря, пашущего поле хозяина. Святой носит корону и вооружен мечом, он участвует в строительстве церкви, стоит в ней, звонит в колокола и даже лежит в ней в гробу. Он читает книгу, сидит с другими святыми за столом у хозяина и просит за него Христа, он приглашает Бога на ужин к людям и благословляет пчел хозяина.

Преимущественно святой исполняет свои традиционные функции покровителя скота, а также (в ипостаси календарного праздника) представляет зимнее время года. Видна жанровая специфика образа: св. Николай в колядках выглядит совсем иначе, чем он же, например, в заговорах или легендах. Существенной методологической проблемой описания образа святого в колядных песнях являются трудности с различением в текстах образов собственно святого и его персонифицированного календарного праздника.


• Ирина Евгеньевна Мелентьева (канд. филол. наук, ведущий научный сотрудник отдела по изучению наследия А. И. Солженицына в научно-исследовательском центре Дома русского зарубежья им. А. И. Солженицына, доцент кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«“Она чуть-чуть покраснела и наклонилась над канвой...”: Кто вышивает в произведениях И. С. Тургенева

В докладе шла речь о том, как в произведениях писателя изображаются старухи и старушки, чем занимаются эти героини в обыденной жизни, какие рукоделия сопровождают образ пожилой женщины. Основная задача работы — показать частотность и определить контексты появления у Тургенева «старушечьего» рукоделия — вязания.

• Александр Геннадьевич Кравецкий (канд. филол. наук, ведущий научный сотрудник отдела лингвистического источниковедения и истории русского литературного языка, руководитель Научного центра по изучению церковнославянского языка Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН)
«Иноверцы, враги и еретики в богослужебных текстах Нового и Новейшего времени»

В докладе рассмотрены случаи редактирования богослужебных текстов, направленные на исключение пассажей, которые могут быть для кого-то оскорбительными. На протяжении второй половины XIX века из текста богослужебных книг последовательно исключались слишком резкие негативные характеристики иноверцев. Особенно заметной такая правка была в тексте чинов присоединения к православию. Отдельно следует сказать о книгах, которые предназначались для славян, живущих на территории Османской империи. Из этих книг последовательно изымались негативные характеристики мусульманства и мусульман.


• Александра Андреевна Плетнева (канд. филол. наук, старший научный сотрудник отдела лингвистического источниковедения и истории русского литературного языка и Научного центра по изучению церковнославянского языка Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН)
«Кто такой кот на лубочной картинке “Мыши кота погребают”?»

Доклад был посвящен известной лубочной картинке «Мыши кота погребают». Интерпретация этого лубка занимала многих исследователей, однако удовлетворительного прочтения его пока что нет. Прослеживается связь наименований кота с царским титулом, и в этой связи рассматривается вопрос, с каким из русских царей мог ассоциироваться Кот Казанский. Анализ материала дает возможность примирить две, на первый взгляд, взаимоисключающие версии, что картинка была создана после похорон Петра I и что картинка была создана на полвека раньше.

• Мария Ивановна Сидорова (магистр филологии, преподаватель кафедры славянской филологии ПСТГУ)
«Сказуемое при подлежащем, обозначающем группу лиц. Корпусный обзор вариативного согласования»

В современном русском языке существует широкая вариативность при согласовании подлежащего и сказуемого, при этом наблюдается тенденция так называемого согласования по смыслу. Доклад М. И. Сидоровой был посвящен анализу предикативного согласования существительных, обозначающих группу лиц, на примере иноязычных и русских названий музыкальных коллективов. Материалами для исследования стали основной и газетный подкорпусы НКРЯ, социальная сеть «Твиттер», а также примеры из СМИ до корректорской правки. Справочная литература рекомендует согласовывать эти существительные как слова женского рода по родовому понятию группа.

Однако данные рекомендации, как показывает корпусный анализ, регулярно нарушаются, а в узусе существуют достаточно регулярные закономерности согласования подобных названий. Это исследование является частью работы по изучению нормативной и ненормативной вариативности согласования сказуемого в современном русском языке.


Хайнрих Пфандль / HeinrichPfandl (доктор философии, экстраординарный профессор Института славистики Грацского университета им. Карла и Франца, Австрия)
«Имеет ли смысл выбирать Слово года? На примерах Германии, Австрии, России»

С тех пор как германский лингвист Бродер Карстенсен в журнале «Sprachdienst» объявил немецкое слово aufmüpfig (‘строптивый’, ‘непослушный’) немецким словом года 1972, лингвисты и культурологи многих стран начали задумываться о важнейших словах, характеризующих языковую жизнь текущего года. Однако в отличие от выбора на музыкальном конкурсе или конкурсе красоты, лингвисты, взявшие на себя такую роль, в большинстве стран видели свою миссию в критическом осмыслении языковых практик, а также в разоблачении злоупотребления языком. Последнее осуществляется в первую очередь в выявлении не только слов и фраз года, но и антислов и антифраз. Проблема при этом состоит в четкой дифференциации между словами, обозначающими отрицательные явления (типа слова года 2008 — кризис или слова 2018 — Новичок), и словами, с помощью которых автор или пользователи слов злоупотребляют возможностями языка (как в случае российского антислова 2019 г. — иностранный агент или антислова 2020 — государствообразующий народ). В своем докладе Х. Пфандль сравнил соответствующие попытки в немецком и русском языковом пространстве последних лет, с учетом национальных вариантов плюрицентрического немецкого языка.