1 /
В рамках курсов по пастырскому богословию была рассмотрена проблема духовной власти
PDF версия

С 10 по 29 мая 2021 года на базе Лаборатории исследований церковных институций ПСТГУ прошли курсы повышения квалификации «Актуальные вопросы преподавания пастырского богословия» для преподавателей дисциплин пастырского цикла кафедры пастырского и нравственного богословия ПСТБИ.

Основное внимание в программе курсов было уделено проблеме духовной власти: насколько понятие власти применимо к области духовного и возможно ли помещать духовную власть в один ряд с другими формами власти. Участникам был предложен формат научных семинаров, в ходе которых все они вместе обсуждали поставленные вопросы на материале предложенных четырех тематических докладов.

На первом семинаре своими соображениями о власти в Церкви поделился декан богословского факультета ПСТГУ доктор богословия протоиерей Павел Хондзинский, выступив с сообщением «Парадокс о власти (власть духовника и христианская свобода)». В докладе были аккумулированы многолетний опыт преподавания пастырского богословия в ПСТБИ и актуальные научные разработки отца Павла. Докладчик проследил, как в истории изменялась (а точнее – сокращалась) власть духовника от ее тотальности в древней Церкви к локальности в период модерна. Тотальность власти священника основывается только на истинной харизме, которая постепенно уходит из истории, уступая место образу пастыря, соответствующему общественным стандартам и ожиданиям. Происходит переход от «публичного» пастырства (характерный пример – исповедь перед всей общиной в первые века церковной истории) к «частному» (развитие института епитимии), что приводит в конечном итоге к квази-«дистанционному формату» отношений священника и его прихожанина (к примеру, в виде концепции «сострадательной любви» у митрополита Антония (Храповицкого)). Пастырское действие и переживание концентрируются на молитве священника о своем духовном чаде, хотя, конечно, и подразумевает и личное общение также. Но эта логика вовсе не линейна: она лишь следует за исторически обстоятельствами, и чем сильнее общество вытесняет и притесняет Церковь, тем более усиливается тотальность пастырской власти. Задачей преподавателя пастырских дисциплин в связи с вышесказанным становится описание разных типов пастырства, чтобы будущий священник понимал, какие предпосылки формируют ту или иную стратегию пастырского действия.

На втором семинаре для обсуждения был предложен доклад заведующего лабораторией, кандидата исторических наук священника Павла Ермилова «Тема всеобщего пастырства Христа в греческой антилатинской литературе XVII века», посвященном пониманию власти священнослужителя как проекции власти Христа в Церкви. Отец Павел описал контекст, в котором происходило формирование важнейших идей православного учения о пастырстве. Для этого были очерчены контуры посттридентской католической экклезиологии, в которой достигла своего апогея идея абсолютного главенства Римского папы в Церкви, вытеснив из богословского дискурса прочие подходы, прежде всего разрабатывавшиеся в рамках католического «соборного движения». В центре внимания докладчика предсказуемо оказались фигура и сочинения кардинала Роберта Беллармина. Отец Павел показал, как православные греческие полемисты реагировали на важнейшие тезисы белларминовской модели Церкви, выдвигая наряду с критикой папизма и положительные тезисы, главными из которых были учение о неразрывности земного и небесного измерения в Церкви и о невозможности человеческого главенства в кафолической Церкви. Всеобщее главенство и пастырство Христа может репрезентироваться в архипастырском служении на уровне поместной Церкви и в пастырском служении священника в локальной общине. Соответственно, пастырское служение в Церкви приобретает ясные догматические основания и выводимые из них критерии его истинности и полноценности.

Третье заседание открылось докладом «Образ священника в святоотеческом богословии синодальной эпохи», который представил кандидат богословия священник Алексей Чёрный, сотрудник лаборатории в секции исследований религиозного лидерства. Отец Алексей представил историю пастырства в синодальный период как историю трансформации образа священника, предполагающую множественность моделей пастырского служения. Обсуждение доклада вывело участников курсов на вопрос о роли духовной школы в подготовке к священству, особенно в свете постановки проблемы свт. Иннокентием Московским, который критиковал современные ему духовные школы за неспособность готовить ставленников или молодых иереев к «настоящей жизни».

Заключительный семинар затрагивал проблемы пастырского служения в ситуации гонений. Доктор церковной истории священник Александр Мазырин привлек внимание слушателей к богословию новомучеников в докладе «Практическая экклезиология митрополита Сергия (Страгородского) 1920–1930-х гг. и ее критика современниками». Отец Александр рассмотрел взгляды новомучеников, сформулированные в споре с митрополитом Сергием, и выявил разность в подходах спорящих сторон к экклезиологии. Если Заместитель местоблюстителя ставил акцент на сохранении ядра церковной организации, то оппозиционный ему епископат – на внутренней сущности Церкви, выражавшейся в духовных (отнюдь не бюрократических) отношениях народа и иерархии. Как следствие, разные исходные предпосылки по-разному определяли цели и задачи пастырского действия. Хотя докладчик отметил, что опыт новомучеников контекстуален, то есть связан с конкретными историческими событиями гонений на Церковь, тем не менее поднятые в описанных дискуссиях проблемы не получили окончательного решения и остаются актуальными, заставляя задуматься о вопросе нашего преемства с новомучениками и о том, как оценивать и транслировать их опыт в ходе пастырской подготовки и служения.

Все доклады сопровождались продолжительной дискуссией, высветившей важные вопросы для последующих исследовательских проектов. Поскольку основной задачей курсов была попытка понять, как в нынешних условиях готовить священников, обсуждение каждого доклада выводилось на практические вопросы преподавания пастырского богословия и организации пастырской подготовки в духовных школах.

По итогам курсов удостоверения о дополнительном образовании государственного образца получили 13 слушателей.