Обучение онлайн: впечатления и размышления преподавателей ПСТГУ

Подходит к завершению учебный год, который запомнится переходом на дистанционный формат обучения и уникальным опытом онлайн-сессии. Преподаватели ПСТГУ делятся своими впечатлениями от работы в новом формате.

О переходе на дистанционный формат обучения

Георгий Евгеньевич Захаров, заведующий кафедрой систематического богословия и патрологии богословского факультета, заместитель заведующего кафедрой всеобщей истории исторического факультета, вспоминает о том, как начался переход к дистанционному формату:

На преподавателей в первые недели обрушился огромный поток информации о том, что и как нужно сделать, чтобы продолжить обучение в новом формате, кроме того, нужно было продумать, как организовать процесс обучения по-новому. Многие, конечно, до определенного момента надеялись, что эта ситуация в скором времени разрешится, тем более что к этому времени у части преподавателей курсы в значительной степени были прочитаны и оставалось немного тем, чтобы закончить курс. Материалы и задания для семинаров и лекций в дистанционном формате по каждому курсу нужно было записывать, размещать на интернет-ресурсах, чтобы студенты могли с ними работать.

Елизавета Викторовна Матерова, доцент кафедры древних языков и древнехристианской письменности богословского факультета:

Действительно, в первое время все находились в состоянии стресса из-за большого объема работы, которую предстояло проделать, причем в сжатые сроки, чтобы приспособиться к этим новым обстоятельствам. Сразу возникло много вопросов: как организовать преподавание, какие ресурсы лучше использовать, как выстроить учебный процесс с минимальными потерями. Такого развития событий никто не ожидал, и, наверное, не ошибусь, если скажу, что психологически большинство из нас не были готовы к этому, за исключением, пожалуй, преподавателей, имевших ранее опыт дистанционной работы.

Что касается технической стороны дела, тут тоже у всех разный опыт, а потому кому-то оказалось проще, кому-то труднее. Преподавателям старшего поколения, думаю, было сложнее адаптироваться, чем молодым. Кроме того, в этой ситуации все мы внезапно оказались заперты по домам, и вместе с нами наши близкие, так сказать, и старые, и малые. Не только работа, но и весь домашний уклад в одночасье стал иным, и это нелегко. Наша семья, в которой два преподавателя с полной учебной нагрузкой, в полной мере ощутила тяжесть этих обстоятельств.

Ольга Львовна Стриевская, старший преподаватель кафедры древних языков и древнехристианской письменности богословского факультета:

Мне кажется, что переход к онлайн-преподаванию у нас, в целом, прошел благополучно — мы достаточно быстро адаптировались. Возможно, это связано с тем, что нас предупредили и некоторые установки студентам мы дали еще на последних занятиях в Университете. Со вторника мы уже были с ними на связи через WhatsApp и почту, а затем перешли на занятия в Zoom по расписанию наших обычных занятий.

Организация процесса обучения

Г. Е. Захаров: Все преподаватели самостоятельно выбрали формат работы, используя знакомые для себя и студентов средства. Многие проводят занятия в ZOOMе, кто-то выбрал в качестве места проведения занятий социальные сети, например «ВКонтакте», где создаются группы и в их рамках проводятся обсуждения, выкладываются материалы, даются ссылки на ресурсы. Некоторые преподаватели высылают задание студентам по электронной почте. Я преподаю на двух факультетах – богословском и историческом, и использую различные формы работы, потому что все мои курсы очень разноплановые.

Е. В. Матерова: У меня тоже преподавание разных дисциплин организовано по-разному. Я веду три лекционных курса. По «Средневековой литературе» (4 курс, кафедра ДЯ и ДХП), у меня всего одна студентка, с которой я провожу занятия в режиме видеоконференции в ZOOMе.

Другие два курса — «Введение в литературоведение» и «История античной литературы», я веду у студентов двух объединенных групп кафедр древнехристианской письменности и восточно-христианской филологии. Для них я записываю аудиолекции, причем разбиваю материал на блоки, делаю треки короткими, минут по 15-20, чтобы студентам было легче это воспринимать, укладывая все в голове небольшими порциями. Полуторачасовая лекция в таком дистанционном режиме, мне кажется, не всегда практична и эффективна. Записанный материал я выкладываю в папки на DropBox, а группа в WhatsApp позволяет чувствовать обратную связь и оперативно решать все возникающие по предмету вопросы.

Г. Е. Захаров: У меня уже есть доступный в интернете полный курс моих лекций по истории Древней Церкви. Для того, чтобы существовала и интерактивная форма работы, я провел в рамках курса коллоквиум по двум монографиям, которые студенты должны были прочитать к зачету.

Е. В. Матерова: Для того, чтобы организовать семинарские занятия, я дала студентам задания, составила для них практические работы и установила для них дедлайны. А студенты — каждый в своем режиме работает: кто хочет, делает все три работы сразу, кто хочет, присылает мне их по одной, но не позднее оговоренного заранее времени.

Помимо текстовых файлов, я еще записывала для студентов аудиоинструкцию, чтобы им было понятно, чего я от них ожидаю, какую цель перед ними ставлю и что с этим материалом делать. Потом эти работы мы обсуждаем в режиме конференции, чтобы осмыслить, что удалось, с какими задачами они справились, а над чем надо еще работать. У каждого из студентов была возможность высказаться, и этими практическими занятиями я очень довольна. Занятия получились, по большей части потому, что эти студенты мне хорошо знакомы — я их с сентября веду и мы уже довольно долгое время общаемся, а это в психологическом плане существенно облегчает задачу.

О. Л. Стриевская: Сначала, когда мы со студентами общались в WhatsApp, мне, как преподавателю, было сложнее, потому что я должна была прослушать все записи студентов, просмотреть все их работы и каждому отправить аудиосообщение с разбором их переводов, чтобы указать ошибки, а затем уже просмотреть исправленные работы. У меня вся эта работа занимала целый день, и это было достаточно тяжело. Когда мы стали проводить занятия в ZOOMе, то я увидела, что для студентов это было лучше не только в плане обучения, но и в плане психологическом: это организовало их день, позволило почувствовать нашу общность.

Я, конечно, старалась их всячески поддерживать, спрашивать, что хорошего у них произошло, как они себя чувствуют, и тем студентам, которые ходили на занятия, это придавало сил все эмоционально легче переносить.

Взаимодействие со студентами

Е. В. Матерова: Когда у нас со студентами в марте состоялась первая встреча онлайн, для меня было очень важно начинать не с того, чтобы спешно нагрузить их учебной информацией, а просто увидеть своих студентов и обговорить с ними, как мы будем дальше жить и работать. И для преподавателя, и для студента очень важна психологическая поддержка. В состоянии стресса невозможно ничего делать. Когда удается успокоиться, то начинаешь понимать, что даже маленький шаг вперед – это хорошо, и тогда получается делать уже шаги и более значительные.

Г. В. Захаров: С переходом на дистанционную форму обучения студенты стали жаловаться, что новый формат требует от них гораздо больше усилий, чем аудиторные занятия, так как многие преподаватели дают объемные задания. И это действительно так. Мы попытались провести соответствующий мониторинг, в частности, получали отклики студентов и обсуждали ситуацию с преподавателями. В рамках кафедры систематического богословия и патрологии мы установили ограничения на объем материала, который можно давать студентам на неделю для чтения по одной дисциплине — не более 30 страниц.

Таким образом, по мере возникновения проблем, мы их пытались решать. Кроме того, есть студенты, которые не выходят на связь или выходят нерегулярно. Такое тоже у нас бывает, к сожалению.

О. Л. Стриевская: Да, есть студенты, которые не вышли на связь. Возможно, это связано с тем, что они разъехались по своим городам и у них проблемы с интернетом. На занятиях я просила студентов, чтобы они с ними списывались и не теряли их из виду, потому что, если у студента какая-то сложная ситуация, то нужно его поддержать. У меня есть несколько студентов, которые так и не вышли на связь, и я за них переживаю.

При работе в ZOOM со студентами тоже были свои сложности. Сначала я просила студентов включать видео, но потом поняла, что чисто физически тяжело сидеть перед экраном в состоянии напряженности, и поэтому разрешила отключать камеру. Иногда было сложно вести занятия, когда у кого-то хуже работал Интернет или связь прерывалась. При работе онлайн преподавателю сложнее «держать» аудиторию, чтобы студенты не «рассыпались». На мой взгляд, общение в ZOOM хорошо повлияло на студентов и практически все, что планировали, мы выполнили.

Особенности учебных курсов для дистанционного формата

Е. В. Матерова: По «Античной литературе» мне удалось составить полноценный учебный модуль — блок из четырех тем. В дополнение к своим аудиолекциям я дала сопроводительный материал: например, словарь терминов к каждой теме (так как на слух что-то можно неверно воспринять), персоналии, ссылки на дополнительную литературу. В общем, внятный план работы по учебному разделу, который необходимо освоить. Однако охватить таким образом все дисциплины оказалось для меня невозможно, но, может быть, и не для всех курсов в одинаковой мере нужен такой формат.

О. Л. Стриевская: Дистанционное обучение имеет свою особенность — оно всегда идет модулем, т. е. определенный объем изучается за какой-то достаточно краткий период времени. Но язык учить модулем очень сложно – он требует больше времени, и здесь нельзя «съесть больше, чем можешь прожевать». Я могу объяснить материал за пять лекций, а для студента этого времени недостаточно, чтобы усвоить и отработать материал, чтобы у него сложился языковой навык.

Методика преподавания древних языков достаточно традиционна. Учебники XIX, XX века, современные учебники, как наши, так и зарубежные несколько отличаются, но методика в них примерно одинаковая: восхождение от простого к более сложному в грамматике, какие-то связанные с морфологией и синтаксисом блоки. Так что при дистанционном формате обучения нет особых изменений в методике, скорее отличие в возможности «держать» аудиторию и проверять знания.

Изучение древних языков во многом зиждется на зубрежке, это и минус, и плюс — это развитие умственных способностей, способностей запоминания, которые в современном образовании в общем-то снижаются. Студенты должны осознавать, что от этого никуда не деться, что языки надо зубрить, тем более древние языки. Конечно, в дистанционном формате контролировать студентов сложнее, но надеюсь, что такой формат обучения продлится не очень долго.

Перспективы развития дистанционного образования

Е. В. Матерова: Думаю, что какая-то часть обучения может остаться дистанционной. Я бы хотела, пожалуй, перенести в такой формат свои лекционные курсы, но только лекционные. Что касается практических занятий, то я пока с трудом себе представляю, как обучать с нуля в онлайне, например, латинскому языку. Я даже специально записывалась на онлайн курс СПбГУ по латинской грамматике, чтобы посмотреть, как они это преподают. Да, там есть тесты, видео, аудио, но это «костыль», когда нет другого выхода, когда лучше так, чем никак.

Если же есть возможность преподавать язык в аудитории, в непосредственном контакте со студентами, то от этого не нужно отказываться. Для меня лично это очень важно. У меня не было опыта преподавания онлайн незнакомым людям, своих студентов я уже давно знаю — с кем-то вместе с начала этого года, а некоторых я веду уже 6-й семестр. Пуд соли с ними съели! Сейчас при обучении в дистанционном формате я все равно опираюсь на опыт личного общения со студентами.

Г. Е. Захаров: Аудиторный формат имеет свои преимущества перед дистанционным. На семинарах мы обсуждаем источники в определенной логической последовательности, и это важно для понимания. Если семинар проходит в виде онлайн-форума, то последовательно разбирать источник не получится: каждый студент отвечает на вопрос тогда, когда он готов.

Если семинар проходит в формате видеоконференции, то здесь уже необходимо организовать процесс обсуждения, потому что когда студенты начинают одновременно отвечать на вопрос, то их ответы сливаются в один непонятный шум. По сути, в формате видеоконференции каждому надо давать слово, а это — другой режим. Таким образом, формат видеоконференции лишает семинар свободы, которая в принципе должна быть присуща университетскому образованию. Очная форма представляется более контактной и логически последовательной.

Кроме того, еще нужно понять, как рассчитывать нагрузку и степень загруженности студентов при дистанционной форме занятий, не говоря уже о технических проблемах.

О. Л. Стриевская: Я абсолютно уверена, что традиционное образование не может быть заменено на дистанционное. Самостоятельно студент практически не может выучить язык, тем более древнегреческий. Это невозможно. Есть какие-то редчайшие случаи, но они только подтверждают общие. Мне кажется, в языках взаимосвязь «учитель – студент», даже при онлайн обучении, остается, в принципе, той же, что и реальном общении. В чем-то общение со студентами даже становится доступнее, и мы можем следить, чтобы все они выходили на занятия.

Кроме того, в дистанционном формате немного меньше ощущения совместной аудиторной работы. В аудиториях занятия часто проходят более динамично — я стараюсь, чтобы не было пауз, чтобы не только тот студент, который отвечает, был в работе, но, чтобы все работали и были готовы подхватить его мысли. Возможно, в онлайн-формате активность во время занятий несколько ниже. Тем не менее, мы смогли организовать не дистанционное, а именно онлайн-обучение — мы сохранили формат аудиторных занятий и перенесли его в онлайн. Ведь дистанционное обучение предполагает гораздо большую самостоятельную работу студента по заданиям преподавателя, а здесь – наша совместная работа, но в онлайн-режиме. Надеюсь, что мы вернемся к нашим аудиторным занятиям.

Г. Е. Захаров: Конечно, для перехода на дистанционную форму обучения есть определенные экономические предпосылки, и на Западе сейчас обсуждают, как дистанционное образование помогает экономить средства. Если этот переход случится, то произойдет потеря очного общения, которое имеет важное значение при обучении. Когда у нас возникает какой-то серьезный вопрос, даже в житейском плане, мы стараемся его обсуждать не по телефону или по почте, а встретиться лично. То же самое и с учебным процессом. Тут сложно отрефлексировать, что именно теряется, но в процессе обучения все же важно видеть собеседника непосредственно, а не через экран.

Мне кажется, что некоторые формы аудиторной работы, безусловно, должны сохраниться. Я имею в виду в первую очередь семинары с чтением текстов – здесь было бы идеальным сочетание дистанционного формата с аудиторным. Что касается лекций, то, если технически обеспечена нормальная связь, не вижу существенной потери при переводе их в дистанционный формат, особенно если это позволяет решать какие-то практические вопросы в области организации процесса обучения. Становится возможным, например, привлечение в качестве лекторов преподавателей, живущих в других городах и даже странах.

Еще один очень важный вопрос — о приеме экзаменов. Необходимо понять, насколько результаты приема экзаменов в дистанционном формате соответствуют тому, что мы хотели бы получить. Пока мне кажется, что аудиторная форма определенно предпочтительней. То же можно сказать и о проведении защит и предзащит дипломных работ – очная встреча здесь очень важна.

Сайт ПСТГУ

kurskpds.ru