1 /
Завершилась работа секции, посвященной актуальным проблемам общего и сравнительно-исторического языкознания
PDF версия

На заседании секции, которое состоялось 22 января 2015 года под руководством заведующей кафедрой теории и истории языка, доктора филологических наук, профессора Л.И. Маршевой, было заслушано 14 сообщений, которые затронули как традиционные для секции проблемы (церковнославянский язык на хронологической оси, его жанровая, локальная специфика, взаимосвязь с русскими языком, теория и практика текста), так и те, которые освещались в ее рамках впервые: например, школьные словари в Интернете.

Доктор филологических наук Л.И. Маршева (ПСТГУ, Москва) представила собравшимся свое очередное пособие «Церковнославянский язык. Имя прилагательное. Теоретический очерк. Упражнения».

Данное учебное пособие, являясь четвертым в тематической серии, посвящено теоретическому и учебно-методическому описанию имени прилагательного.

Книга открывается изложением грамматической специфики церковнославянских прилагательных – с той степенью необходимой подробности, которая возможна на настоящий момент.

Теоретический очерк вновь вскрыл целый ряд проблем, которые ждут в первую очередь научного осмысления, а потом и педагогического обоснования.

Так, много вопросов вызывает разделение имени прилагательного на лексико-грамматические разряды, набор степеней сравнений и средства выражения соответствующих значений.

Немало проблем возникает и со статусом кратких, полных форм, поскольку последние уверенно вытесняют первые, но до конца так и не заместили их.

Теоретические сведения, связанные с прилагательными, свидетельствуют о многовековой эффективности разветвленной морфологической вариативности. Они же заставляют задуматься над теснейшей связью лексических и грамматических значений.

И наконец, морфология прилагательного в очередной раз доказывает, насколько переплетены русский и церковнославянский языки и насколько востребовано хотя бы элементарное изучение последнего.

Усвоение теоретического материала проверяются с помощью большого количества упражнения. Они, как и в предыдущих сборниках, намеренно основаны прежде всего на анализе предложений, а не отдельных слов и словосочетаний.

Заканчивается книга традиционным приложением, в котором дается подробная схема морфологического разбора прилагательных и приводятся его многочисленные образцы.

Стоит полагать, что это пособие, завершая описание основных именных частей речи в церковнославянском языке, даст студентам высших учебных заведений (духовных и светских), вузовским и школьным преподавателям, а также всем тем, кто стремится к самостоятельному изучению церковнославянского языка на всем пространстве русского мира, полную и ясную картину об имени прилагательном, без которого не мыслим ни один церковнославянский текст, насыщенный глубокими образами, красочными эпитетами и богословскими аллегориями.

Также на заседании секции прошла презентация монографии «Структура и поэтика церковнославянских акафистов» кандидата филологических наук, свящ. Феодора Людоговского (ИнСЛав РАН, Москва). Это первое за последние сто лет системное описание структуры акафистов – песен (стихов), посвященных Богу, Богородице, ангелам и святым. Материалами для исследования послужили акафисты на церковнославянском языке и их греческие аналоги. Для иллюстрации использовались тексты на украинском, польском, сербском, французском, румынском, английском и других языках. Среди прочих, автором были проанализированы типовая структура рефрена в акафистах святым, инициаль хайретизмов и икосного рефрена актуальные тенденции современной акафистографии и мн.др.

Весьма перспективным исследовательским направлением о. Феодор считает дальнейший анализ акафистных хайретизмов. Материал для него послужили 6740 хайретизмов из 60 акафистов на церковнославянском языке (включая перевод Великого акафиста). Использование системы управления базами данных позволило выявить повторяющиеся от акафиста к акафисту хайретизмы, а также некоторые частотные синтаксические конструкции, характерные для акафистов Богородице.

Серьезнейшая проблема понятности церковнославянского языка и богослужебных текстов входит в поле исследовательского зрения магистр богословия, иеродиакона Андроника (Пантака) (Сретенская духовная семинария, Москва). Он предпринимает попытку. определить признаки непонятного текста и предложить руководство к его корректировке.

О. Андроник отмечает понятность языка и понятность текста – разные категории. В рамках одного языка существуют тексты, которые полностью или частично могут быть непонятны отдельным людям. Это определяется различными факторами. Имея достаточные знания в области лексики и синтаксиса, можно понимать язык в общем, но не понимать конкретные тексты, созданные в рамках этого языка. В первую очередь сложности для восприятия создают специальные термины, идиомы, а также слова, вышедшие из активного употребления или используемые локально, в отдельных регионах.

Проблемы в понимании могут возникать из-за нескольких причин: невозможность соотнести слово с конкретным значением, невозможность связать лексические единицы в словосочетание, невозможность составить словосочетания в предложение.

Кроме того, понимание текста затрудняется в случае, если лексическая единица истолковывается неверно, соотносясь с неверным значением.

Несомненно, степень поверхностного понимания текстов во многом зависит от воспринимающего – читателя или слушателя. На стадии определения понятий для лексических единиц уровень понимания будет зависеть от словарного запаса человека. Вместе с тем можно с уверенностью сказать: существует общий уровень понимания современным русским человеком церковнославянских текстов, выявить который выявляют соответствующие социолингвистические исследования.

В свою очередь, работы по редактированию церковнославянских текстов призваны разрешить проблему поверхностного понимания молящимся на богослужении молитвословий и чтений из Священного Писания.

Стоит обратить внимание и на другой – глубинный – уровень восприятия текстов. Он определяется способностью не просто пересказать информацию, но изложить основные идеи прочитанного или услышанного текста, понять контекст и, возможно, определить его цели и задачи. Такая глубина понимания обусловлена степенью владения знаниями в определенной области.

Это и иллюстрируется исследователем примерами из послания святого апостола Павла к филипийцам на церковнославянском языке.

В контексте вторичной языковой личности О.М. Мокшенинова (Оренбургская епархиальная православная гимназия им. святого праведного Иоанна Кронштадтского, Оренбург) рассмотрела закономерности «присвоения» церковнославянского языка и владение им личностью.

Ориентация на вторичную языковую личность позволяет выделить аутентичную языковую личность и «вторичную удвоенную языковую личность», которая формируется в результате приобщения личности к изучению второго языка.

В современной лингвистике под аутентичностью принято понимать способность человека в общении отказываться от различных социальных ролей, позволяя проявляться подлинным, свойственным только данной личности мыслям, эмоциям и поведению. Наряду со способностью к безусловному принятию и эмпатии аутентичность является обязательной составляющей эффективного человеческого общения. Аутентичная личность формируется в конкретном лингвосоциуме.

Лингвосоциум учебных заведений, в которых изучается церковнославянский язык вместе с древними языками, отличается своей концептуальной системой, тем образом мира, картиной мира, в которой каждая конкретная языковая личность выступает в роли носителя этого образа мира.

Результатом владения иного языкового мира носителями языка является понимание этого языкового образа мира, которое выражается не в коммуникативных способностях личности, а прежде всего в наличии вторичного языкового сознания на вербально-семантическом уровне и вторичном когнитивном сознании как результате подключения к когнитивному, тезаурусному уровню.

Среди условий, необходимых для формирования вторичной языковой личности, т.е. навыков и черт оперирования лексиконом, детерминированным социокультурным контекстом бытия лингвосоциума, особенностью которого является взаимодействие близкородственных языков: русского и церковнославянского, выделяется присутствие в когнитивной системе конструкции «вторичные когнитивные конструкции – значения», которые соотносятся со знаниями лингосоциума, в котором они действуют.

В сообщении кандидата филологических наук Е.В. Горской (Московский государственный академический художественный институт им. В.И. Сурикова, Москва) был представлен анализ рукописного списка (РГБ. Ф. 722. №247), изданного Свято-Троицкой Сергиевой лаврой.

Вопрос о возникновении этого памятника и его создателе еще не получил достаточного освещения в научной литературе, относительно автора текста есть только некоторые предположения. Среди русских подвижников начала XVII в., имевших имя Дорофей, известны: основатель Южской пустыни близ Рыбинска (почил в 1622 г.) и ученик прп. Дионисия, ар-химандрит Троице-Сергиевой Лавры (почил в 1614 г.).

Это произведение представляет собой руководство к монашеской жизни и является одним из важнейших памятников русской книжности.

Поскольку рукописный список конца XVII в. стал доступен широкому кругу читателей, а в языковом отношении не изучен и интересен как памятник письменности дониконовской справы, кроме того, данный текст может быть предложен студентам, изучающим церковнославянский язык для наблюдений за его эволюцией, представляется актуальным прокомментировать некоторые графико-орфографические, фонетические и морфологические черты памятника.

При апелляции к конкретным примерам Е.В. Горской удалось показать, как в данном тексте отражается церковнославянская норма, сложившаяся до реформы Патриарха Никона, выявляется соотношение книжных и некнижных элементов.

Сообщение «Перфект в Ипатьевской летописи» М.В. Скачедубовой (ПСТГУ, ИРЯ им. В.В. Виноградова РАН, Москва) было посвящено функционированию перфекта в Ипатьевской летописи (состоящей из трех частей: Повести временных лет, Киевской летописи и Галицко-волынской летописи). Исследовательница прослеживает изменение значений в рамках одного памятника, а также в контексте дальнейшего упрощения системы прошедших времен в древнерусском языке. Примечательно и то, что проводится сопоставление с другими славянскими языками.

В ходе дискуссии было высказано соображение о корректности применения к анализируемому явлению термина перфект.

Говоря о предмете, задачах и методах исторической стилистики, О.В. Саломатова (православная гимназия «Радонеж», Москва) подчеркнула: в научной литературе нет общепризнанной теоретической концепции исторической стилистики, однако все исследования тем или иным образом признают предметом изучения этой дисциплины не факты языка, а факты речи (в широком смысле слова).

Представляется логичным, вслед за М.Н. Кожиной, обозначить предмет исторической стилистики как стилистические средства языка в их динамике, количественном и качественном отношениях на уровнях лексики, фразеологии, морфологии и синтаксиса.

Исходя из этого, основной задачей историко-стилистичекого исследования будет анализ формирования характерных для каждого стиля лексико-фразеологических, морфологических, синтаксических, а также художественных средств.

Безусловно, в процессе такого изучения следует принимать во внимание жанр произведения, хронологические рамки, сферу употребления, территорию создания, индивидуальные авторские особенности текста.

Несколько сообщений подняли целый ряд теоретических проблем, актуальных для современного языкознания.

Так, исходным тезисом А.А. Самоделкина (ПСТГУ, Москва) стал следующий: целью любого текста является передача смыслов.

Помимо синтаксической структуры, текст имеет еще и коммуникативную, отвечающую за выполнение этой цели. Коммуникативная структура образовывается определенными элементами, соотносящимися иерархически – в соответствии с иерархией смыслов.

Смыслы (или же идеи) онтологичны для вышеозначенных элементов.

Коммуникативная структура подразделяется на микроструктуры и на макроструктуры.

Под микроструктурами понимаются отдельные тема-рематические прогрессии, отвечающие за сопряжение отдельных предложений.

Главным критерием выделения тема-рематической прогрессии служит единство темы: т.е. при возможной множественности рем, у прогрессии должна быть только одна тема.

Единство темы служит основным критерием и для выделения макроструктурных элементов, однако, последние гораздо труднее соотнести с конкретными синтаксическими единицами – но что можно сказать наверняка – это то, что эти элементы, в большинстве случаев, значительно шире границ одной тема-рематической прогрессии.

Темой макроструктурного элемента, соответствующего таким понятиям как сверхфразовое единство или сложное синтаксическое целое, является либо тема одной из нескольких входящих в состав этого элемента прогрессий, иерархически доминирующая над темами остальных прогрессий (такая доминация обуславливается либо логически, либо повышенной значимостью данной темы по отношению к контексту или к главной теме всего текста), либо некоторый концепт, обобщающий предмет повествования в определенном относительно завершенном фрагменте текста.

Тему макроструктурного элемента предлагается называть гипер-темой.

Ремы отдельных тема-рематических прогрессий, входящих в состав макроструктурного элемента, могут быть значимыми для раскрытия гипер-темы – тогда они становятся гипер-ремами. Те ремы, значимость которых не велика и узко контекстуальна, гипер-ремами не становятся – их функция ограничивается формированием микроструктурного уровня.

В итоге, основное содержание текста (его смыслы) заключается именно в гипер-темах и их гипер-ремах, т.е. в коммуникативных макроструктурах.

Микроструктурный уровень второстепенен для содержания текста – но он значим для его наполнения и для придания повествованию красочности, художественности и стройности.

Данные теоретические изыскания нуждаются в обильной иллюстрировании с тем, чтобы была обоснована их практическая значимость, о которой рассуждали участники заседания.

По справедливому мнению К.А. Мун (ПСТГУ, Москва), в настоящее время достаточно востребованным является направление лексической семантики, занимающейся изучением значений как отдельных лексических единиц (слов), так и комплексных единиц, одной из которых выступает лексико-семантическое поле. Ее сообщение призвано обобщить методы их исследования.

Выбор одного из методов или нескольких различных методов зависит от анализируемого материала, а также цели и задач, которые ставит перед собой исследователь. Это способствует более интенсивному и плодотворному анализу отдельных лексико-семантических полей, а также лексической системы языка в целом.

В качестве иллюстративного материала К.А. Мун привела лексемы, входящие в состав обширного ЛСП «Христианство» и образующие небольшие лексико-семантические группы и микрополя.

И здесь возникают вопросы, которые были адресованы докладчице: какие методы являются ведущими для исследования ЛСП, какова хронология его развития, как определить круг центральных лексем и проч.

В определенной связи с предыдущим сообщением находится доклад кандидата филологических наук Ю.В. Кореневой (МГОУ, Москва) «Концептуальная структура поучений преподобных старцев». Очевидно, поучения преподобных старцев в общем и целом направлены на главное – спасение души. Сборники поучений и слов преподобных старцев сродни симфонии как разновидности духовной литературы. Поучения касаются вопросов внутренней духовной жизни человека: молитвы, трезвения, покаяния и т.д.

Структурная организация поучения и словесное оформление каждой темы концептуализируют как эту отдельную тему, так и поучения в целом. Поэтому с лингвокогнитивной и лингвокультурологической точки зрения поучения и слова преподобных старцев могут рассматриваться как единый текст, организованный вокруг макроконцепта «Святость» в его антропологическом ключе.

Е.О. Борзенко (ПСТГУ, Москва) отметила, что в русском языке XXI века чрезвычайно активны процессы окказионального формообразования. В частности, это относится к категории сравнительной степени. В разговорной речи, художественной литературе, публицистике, Интернет-текстах присутствует множество нестандартных компаративов и суперлативов. При этом носители языка образуют их, по мнению докладчицы, не только от самостоятельных, но и от служебных частей речи: предлогов, союзов, частиц: чтее, когдее, дажее, послее, либее (от либо) и т.п. И ее выступление представляло обзор видов, семантики и употребления таких форм.

В связи с этим у присутствующих возник вопрос, который связан с крайне тонкой гранью между грамматическим значением и употреблением, а также дифференциацией наречий и производных предлогов, например.

По многолетней – весьма отрадной – традиции на секции затрагивалась и диалектологическая проблематика. В сообщении кандидата филологических наук Т.Н. Коробейниковой (ИРЯ им. В.В. Виноградова РАН, Москва) говорилось об изучении диахронических фонетических процессов на основе синхронных данных. В частности, рассматривались звуковые изменения, протекающие в ударном вокализме кайского говора Верхнекамского района Кировской области, и подробно проанализирована корреляция между возрастом информанта и тем, как в его идиолекте отражается ход различных звуковых процессов. В докладе доктора филологических наук Д.М. Савинова (ИРЯ им. В.В. Виноградова РАН, Москва) были представлены результаты анализа справочно-информационных ресурсов по русскому языку, содержащих актуальный лексикографический контент для школьников. Мониторинг соответствующих ресурсов осуществлялся при помощи системы дескрипторов высшего уровня: «Целевая аудитория», «Контент», «Структура», «Оформление», «Функциональность», «Открытость», «Интерактивные формы взаимодействия».

В целом качестве рассмотренных ресурсов нельзя признать оптимальным, поскольку сомнительны атрибуция словарей, поисковые и оформительские параметры Интернет-платформ, особенно если говорить о младшей образовательной ступени. А главное – те материалы, которые размещены и теоретически призваны формировать лексикографическую компетенцию школьников, отвечают этой цели лишь отчасти и слабо коррелируют с заданиями текущего, промежуточного и итогового контроля.

Острейшие вопросы произносительной нормы и культуры речи были подняты в докладе кандидата филологических наук Е.С. Скачедубовой (ИРЯ им. В.В. Виноградова РАН, Москва). Она, являясь один из авторов новейшего орфоэпического словаря, проанализировала принципы отбора и интерпретации материала для него. Рассмотрела она вопрос о месте вариантов произношения в литературном языке и необходимости правки акцентных парадигм в современных орфоэпических словарях.

По завершении сообщения собравшиеся обсуждали проблемы старшей нормы, языковой, в том числе церковнославянской, традиции как фактора, который сдерживает норму и т.д.

При подведении итогов чрезвычайно насыщенного заседания, которое прошло по знаком конструктивной, доброжелательной дискуссии, Л.И. Маршева, поблагодарив участников и гостей конференции, отметила устойчивую тенденцию к расширению тематического круга сообщений и их явный разворот в практическую плоскость. Именно разыскания, которые имеют очевидное прикладное значение и которые могут послужить сбережению и популяризации русского, церковнославянского языка, должны по-прежнему оставаться приоритетными для языковедческой секции.