1 /
Состоялись заседания секции «Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви в ХХ веке»
PDF версия

20-21 января 2016 г. при участии ректора ПСТГУ протоиерея Владимира Воробьева состоялись заседания секции «Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви в ХХ веке» XXVI Ежегодной международной богословской конференции ПСТГУ. Ведущим заседаний был заместитель заведующего отделом новейшей истории Русской Православной Церкви доктор церковной истории, кандидат исторических наук священник Александр Мазырин.

Первым в первый день заседаний был заслушан доклад старшего научного сотрудника ПСТГУ кандидата исторических наук, кандидата богословия Ирины Владимировны Воронцовой, посвященный истории обсуждения в Предсоборном присутствии 1906 г. вопроса о социальной активности духовенства и участии в работе общественно-государственных учреждений. Как показала докладчица, Предсоборное присутствие высказалось за участие духовенства в общественной деятельности, но не за счет оставления пастырского дела и при неучастии в политических партиях (что впоследствии соблюдалось не всегда).

Далее перед собравшимися выступил докторант Варшавской Христианской Богословской Академии Фома (Томас) Владимирович Купрянович с докладом «Бывшие оптинские послушники в Польше». Доклад был по преимуществу посвящен дореволюционной деятельности на территории входившего в состав Российской Империи Царства Польского будущего архиепископа Смоленского священномученика Серафима (Остроумова).

Следующим докладчиком стала научный сотрудник ПСТГУ кандидата исторических наук Светлана Николаевна Баконина, которая рассказала о роли митрополита Сергия (Страгородского) в судьбе епископа Неофита (Коробова). Будущий епископ Неофит был валаамским пострижеником Преосвященного Сергия в бытность последнего архиепископом Финляндским, впоследствии стал его викарием в Нижегородской епархии и оставался близок возглавившему Московскую Патриархию митрополиту Сергию вплоть до своей мученической кончины в 1937 г.

Далее последовал доклад научного сотрудника ПСТГУ Инны Николаевны Смоляковой о последнем келейнике Патриарха Тихона Константин Пашкевич. В свое время были распространены слухи о том, что Константин Пашкевич был внедрен к Патриарху органами ОГПУ. Докладчица показала несостоятельность этих слухов, поскольку Константин был сыном однокашника святителя Тихона – священника Литовской епархии, впоследствии петроградского протоиерея Николая Пашкевича – и с детства был знаком будущему Патриарху.

Татьяна Викторовна Петрова («Даниловский благовестник», ПСТГУ) представила доклад об истории Данилова монастыря во времена гонений, написанный по материалам восьми следственных дел архиепископа Феодора (Поздеевского) 1920–1930-х гг.

Тему монашеской жизни в Москве в годы гонений продолжил доклад научного сотрудника ПСТГУ кандидата исторических наук, кандидата богословия Татьяны Ивановны Шевченко. Она рассказала о судьбе насельников ликвидированного в 1926 г. московского валаамского подворья, которые в количестве 20 человек смогли организоваться в нелегальный монастырь при московской Ржевской церкви, просуществовавший до их ареста в 1930 г.

Весьма оживленное обсуждение вызвал доклад заведующего кафедрой Свято-Филаретовского института из Пскова кандидата исторических наук Константина Петровича Обозного, посвященный вопросу о возможной канонизации сотрудников Псковской Православной Миссии. Участники обсуждения пришли к тому, что правильнее ставить вопрос не о канонизации сотрудников Псковской Миссии, а о восстановлении их доброго имени.

Канонизация, как пояснил Ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев, это не какое-то «таинство», производящее подвижника во святые. Ее смысл – в назидании членов Церкви, в указании на пример святости в лице прославляемого, а не в изменении его «качества». Канонизация воздает должное почитание подвижнику. В отношении пострадавших за веру от богоборческой власти в ХХ веке это сделано через прославление всего Собора новомучеников и исповедников Российских, как поименно известных, так и доныне миру не явленных, но ведомых Богу. Все беспорочно пострадавшие тогда за Христа, не исключая и сотрудников Псковской Миссии, уже прославлены Русской Церковью. Вносить же подвижников в поименный список новомучеников следует без поспешности, и тех – в отношении кого нет сомнений.

Следующим был заслушан доклад профессора ПСТГУ кандидата исторических наук Бориса Алексеевича Филиппова «Франклин Рузвельт, Пий XII и проблемы репутации СССР в годы Второй Мировой войны». Президент Рузвельт был заинтересован в изменении к лучшему отношения западного общества к СССР и пытался задействовать в этом Католическую Церковь, с главой которой он был лично знаком. Сам Пий XII выступать с заявлениями в пользу СССР не стал, но поручил госсекретарю Ватикана направить католическому примасу США соответствующее письмо. Докладчик рассказал об имевших место слухах (пущенных, скорее всего, Би-Би-Си) про письмо Сталина Папе, якобы написанное в 1942 г. Историкам такое письмо не известно, но известно, что весной 1944 г. Сталин проявил инициативу в приглашении в СССР американского католического священника польского происхождения Орлеманского, которого Рузвельт характеризовал как своего личного друга.

Заведующая учебно-методическим кабинетом Николо-Угрешской Православной Духовной семинарии кандидат исторических наук Галина Николаевна Мелехова представила доклад «Судьба одного каргопольского монаха», посвященный жизни и подвигу «иосифлянского» схиархимандрита Кирилла (Пелюги).

С интересом был заслушан доклад докторанта ОЦАД кандидата богословия протоиерея Димитрия Сазонова из Костромской епархии «Проблемы приходской жизни как показатель религиозного состояния общества в брежневский период (по материалам Центральной России)». По мнению докладчика, корни проблем современной приходской жизни уходят именно в тот период, когда приходы (включая настоятелей) были отстранены от приходского управления. Это привело к тому, что прихожане теряли чувство ответственности за свои приходы, что способствовало усилению произвола извне (применительно к брежневскому периоду – произвола «товарищей» из исполкомов, бесцеремонно вмешивавшихся во внутриприходские вопросы, особенно в сфере финансов).

Последним в первый день работы секции прозвучал доклад старшего научного сотрудника ИВИ РАН кандидата исторических наук Надежды Алексеевны Беляковой, на тему «Протестная активность западно-украинских приходов Русской Православной Церкви в середине 1970-1980-х гг.» Было отмечено, что среди обращений к власти доминировали письма с ходатайствами об открытии новых приходов, которых на Западе Украины по советским меркам и так было непропорционально много. В отличие от Центральной России, вытравить у верующих Западной Украины чувство ответственности за свои приходы советская власть не успела.

Второй день конференции начался с заслушивания и активного обсуждения доклада старшего научного сотрудника ПСТГУ кандидата биолог. наук Нины Павловны Зиминой на тему «“Полуобновленчество” и иные деструктивные явления в Патриаршей Церкви (1922-1925 гг.)». Речь шла о различных формах приспособленчества, например, таких, когда архиерей ухитрялся одновременно состоять в каноническом подчинении Патриарху Тихону, а в административном – обновленческому лжесиноду. Обобщая выводы своих предыдущих публикаций и выступлений, докладчица предложила своего рода классификацию деструктивных явлений в Патриаршей Церкви первой половины 1920-х гг. (в терминах того времени): «полуобновленчество», «новоцерковничество» и даже «новообновленчество». К ним следует добавить разного рода «автокефалии», провоцируемые ОГПУ. Всех их объединяло стремление к сепаратным легализациям путем заявления о безоговорочной лояльности советской власти и отмежевании от церковной контрреволюции («тихоновщины»). После осуществления легализации Московской Патриархии на условиях ОГПУ в 1927 г. большая часть «полуобновленческих» течений была «покрыта» митрополитом Сергием, который таким образом увенчал их начинания уже во всероссийском масштабе.

Работу сессии продолжил доклад старшего научного сотрудника ИВИ РАН кандидата исторических наук Алексея Львовича Беглова «Демарш митрополита Питирима 1916 г.: приходской вопрос в последний год Российской империи». В стремлении укрепить свое положение и заручиться поддержкой Думы и Правительства Петроградский митрополит в обход Синода и обер-прокурора стал продвигать популистский проект приходской реформы, результатом чего стало углубление всестороннего конфликта.

Старший научный сотрудник ПСТГУ кандидат исторических наук Константин Владимирович Ковырзин представил доклад на тему «Поместный Собор Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. и "проект декрета" об отделении Церкви от государства М. Галкина». В действительности, как показал докладчик, проекта, как такового, у Галкина не было, в декабре 1917 г. в «Правде» вышла лишь его статья антицерковной направленности, которая, однако, вызвала заметную реакцию на Поместном Соборе.

Профессор МПГУ доктор исторических наук Сергей Викторович Леонов в своем докладе рассказал о начале антицерковного террора в ходе Октябрьской революции и о реакции Церкви на этот террор. Вопрос о том, как такое развитие событий стало возможным в православной стране, вызвал особо оживленную дискуссию.

Тему террора красных продолжил доклад заместителя заведующего кафедрой Теологии Шахтинского филиала Донского государственного технического университета Юлии Александровны Бирюковой на тему «Материалы Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России как источник по истории Церкви».

Старший научный сотрудник ПСТГУ кандидат исторических наук Лидия Борисовна Милякова в своем докладе «Советские органы образования и отделение школы от Церкви в 1918 г.» показала, что на практике большевики проводили в отношении школы даже более радикальную антирелигиозную политику, чем было предусмотрено их партийной программой.

Большой интерес слушателей вызвал доклад научного сотрудника ПСТГУ Дмитрия Павловича Анашкина «Братство Русской Правды. По материалам фонда есаула Ларина из архива Свято-Троицкой Духовной семинарии». Доклад был посвящен деятельности единственной в своем роде православной террористической организации, созданной в 1921 г. русскими белоэмигрантами для борьбы с большевизмом. Деятельности братства выражал свое сочувствие глава РПЦЗ митрополит Антоний (Храповицкий) и некоторые другие церковные деятели. Целью братства декларировалась «христианская революция» в России, методом – «русский народный террор», но не массовый, а точечный, направляемый против «слуг сатаны». Предполагалось осуществление террора не только в отношении большевистских деятелей, но и, например, против обновленцев (под лозунгом «красных попов суй головой в колодец»). В реальности, однако, братство склонно было сильно преувеличивать размах своей деятельности, а о его терактах против обновленцев вообще никаких сведений нет.

Старший научный сотрудник ИРИ РАН кандидат исторических наук Вячеслав Викторович Лобанов представил доклад на тему «К истории обновленческого раскола в Московской епархии в 1926 г.: деятельность Комиссии по объединению обновленческих общин г. Москвы». Комиссией был намечен широкий спектр мероприятий, направленных на объединение и активизацию московских обновленцев. Особый акцент делался на привлечении «даровитых мирян». Особого успеха эта программа, однако, не имела, обновленчество продолжало угасать.

Старший научный сотрудник ИРИ РАН кандидат исторических наук Игорь Александрович Курляндский поделился с собравшимися своими наблюдениями об особенностях архивных дел ведомства ОГПУ-НКВД по истории гонений на религию и Церковь в 1920–1930-е гг. Органы ОГПУ-НКВД в борьбе с Церковью использовали два основных метода: разложение изнутри и открытые репрессии, причем акцент постепенно смещался с первого на второй.

Сотрудник Тверского мемориал «Медное» кандидат исторических наук Иван Валерьевич Цыков в своем докладе обрисовал социальный портрет православного священника накануне «Большого террора» (по материалам уголовно-следственных дел НКВД). Докладчик обратил внимание на то, что в большинстве своем священники были довольно пожилыми людьми, что свидетельствует о том, что в 1930-е гг. новых посвящений почти не было.

Магистр теологии диакон Сергий Николаев (ПСТГУ) рассказал о деятельности священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) в Архангельской ссылке в 1933-1934 гг. Бывший Заместитель Патриаршего Местоблюстителя священномученик Серафим был убежден в безблагодатности и еретичности митрополита Сергия (Страгородского) и составил проект Деяния православных епископов об отлучении его от Церкви. Однако другие видные оппозиционные митрополиту Сергию архипастыри, в первую очередь священномученик митрополит Кирилл (Смирнов), не поддержали такой радикальный подход, в результате проект архиепископа Серафима остался нереализованным.

Научный сотрудник ПСТГУ кандидат технических наук Ия Евгеньевна Мельникова изложила интересные подробности взаимоотношений Католикоса-Патриарха всея Грузии Каллистрата (Цинцадзе) с председателем Совета по делам РПЦ Г. Г. Карповым в 1944-1945 гг. Грузинский Патриарх выражал обеспокоенность по поводу того, что подчинение советского грузинского уполномоченного по церковным делам общесоюзному Совету по делам РПЦ создает неправильное представление о том, что и сама Грузинская Церковь подчинена Русской, в то время как она является ей равночестной. В своей борьбе за честь Грузии и Грузинской Церкви он обращался за поддержкой и к Л. П. Берии. В конце концов, Католикос-Патриарх добился изменения в именовании советских учреждений и недоразумения в отношении автокефального достоинства Грузинской Церкви прекратились.

Последним в работе секции стал доклад Анны Васильевны Вишиванюк (ПСТГУ) об обстоятельствах провозглашения автокефалии Польской Православной Церкви в 1948 г. (по материалам ГА РФ). Вопрос был решен в интересах польских и советских государственных инстанций, проводить самостоятельную линию Московская Патриархия в реалиях того времени не могла.

Всего за два дня было заслушано и обсуждено 24 доклада. Две докладчицы – Ефремова Ольга Николаевна (Москва, ПСТГУ) и Аристова Кира Георгиевна (Пенза, ОЦАД) – по болезни выступить не смогли. Материалы XXVI Ежегодной Международной Богословской конференции ПСТГУ, как и в прошлые годы, должны быть изданы отдельным сборником.

Текст: священник Александр Мазырин