1 /
«Ум должен быть огранён»

Возможность получения в ПСТГУ богословского образования для мирян, в том числе для женщин, открылась во многом благодаря вынесению программы пастырской подготовки в отдельное учебное заведение – ПСТБИ. Мария Лизоркина поступила на дневное отделение бакалавриата по программе «Систематическая теология конфессии» богословского факультета в 2015 году и после первого курса была единственной девушкой в группе.

Мы поговорили с Марией о том, как проходила учеба на богословском факультете, об учебно-исследовательской стажировке в Берлинском университете им. Гумбольдта в период тотального локдауна, о том, насколько корректна формулировка «женское богословие», а также о том, почему умственный труд – это удовольствие.

Мария, с чем был связан Ваш выбор факультета и направления обучения?

Мне нравится, когда сложно. Сочетание дисциплин, уникальность программы – это был вызов самой себе. Я люблю сложные задачи. Одновременно я подала документы на направление по искусствоведению ПСТГУ, куда меня тоже зачислили, но в итоге остановила выбор на систематическом богословии. Сейчас это направление называется «Вероучение Церкви». Мои ожидания оправдались: было сложно. Первые два года особенно. Из-за учебной нагрузки, количества предметов, объемов домашнего задания. Иногда учились с 8 утра и до 8 вечера с перерывами на обед. Мы даже шутили, что нам проще построить монастырь и жить здесь, чтобы не терять время на дорогу домой. Я помню, как наш преподаватель по немецкому языку спросил, чего мы ожидаем от учебы. Это был первый семестр. Я хотела не так много - благополучно сдать экзамены на первом курсе. Из двадцати поступивших вместе со мной к третьему курсу осталось только пятеро. Рациональное объяснение или осмысление выбора факультета пришло позже. Я думаю, что совпало неосознанное внутреннее движение и Промысел. Такой тяжелый путь пройти невозможно без Божественной помощи.

Что помогало справиться с большой учебной нагрузкой?

Успешность обучения во многом связана с отсечением личной воли. Важно принять тот факт, что ты – белый лист. Особенно сложно, когда какие-то знания все-таки есть. Поэтому после воскресной школы или православной гимназии учиться в ПСТГУ иногда даже сложнее. Вчерашний выпускник бывает не готов к систематическому подходу к информации. Здесь не рассказывают библейские истории вперемежку с толкованиями или пояснения по какой-то теме. Писание изучается системно , в контексте истории, догматики, экзегезы, проводятся текстуальные и смысловые параллели. А мы привыкл и: магниты с изречениями святых отцов повесили на холодильник и решили, что теперь что-то знаем. 

Есть ли принципиальная разница между богословом-женщиной и богословом-мужчиной?

В нашем университете некоторые преподаватели не без улыбки приветственно обращались к нам «богословы и богословши». Мы знаем, что в истории Церкви звание «Богослов» закреплено только за апостолом Иоанном Богословом, святителем Григорием Богословом и преподобным Симеоном Новым Богословом. Теология как наука предполагает извлечение научного знания с помощью научных методов. И неважно, кто это знание извлек – мужчина или женщина. Есть разница в области интересов: женщины–теологи, особенно в западной академической среде, выбирают темы, связанные с феминизмом, со служением женщины в Церкви. Но все-таки в результате исследования мы получаем знание, свободное от гендерной специфики. Если же говорить о количестве женщин, обучающихся в Берлинском университете им. Гумбольдта на богословском факультете, то их достаточно много. Несомненно, это связано с самим существованием института женщин-пасторов в протестантизме. Но здесь интересно и другое. Связь научной и священнической подготовки на богословском факультете Гумбольдт-Университета заложена в уставе факультета, разработанном еще в начале XIX века Фридрихом Шлейермахером. Современные «западные» реалии и здесь повлияли на профессорско-преподавательский состав: чтобы стать профессором на богословском факультете , необходимо, в том числе, выполнить одно из обязательных требований – пройти пастырский экзамен. Пока женщины не допускались к пастырскому экзамену, не было и ни одной женщины-профессора на богословском факультете.

Насколько сложно православному студенту учиться на богословском протестантском факультете?

Конечно, наполнение учебного плана зависит от конфессиональной принадлежности учебного заведения. Но наука объ ективна, и нужно вооружаться научными методами. В Берлинском университете им. Гумбольдта в рамках богословского факультета (в рамках магистерской программы Master Religion und Kultur) пастырские дисциплины выведены в отдельный модуль, поэтому организационных сложностей не было. Другое дело, что либеральное богословие, которое доминирует сейчас в западном обществе, у православного человека может вызвать смущение и даже недоумение. Насколько сложно существовать в этой богословской «двойственности», меня спрашивали студенты-немцы, с которыми я познакомилась еще в 2018 году на одной из студенческих конференций, которые проходят в рамках программы сотрудничества между ПСТГУ и Гумбольдт-университетом.

То есть было сложно – так, как Вы любите.

В моей магистерской работе я исследую вопросы, связанные с свободой воли и выбора в трактате Немезия Эмесского «О природе человека». По Немезию , человек должен соотносить свой ум и размышление с тем, на что он может повлиять, а на что – нет. Например, мы можем сократить для себя количество еды или выбрать простую пищу, но совсем отказаться от нее мы не можем. Умственное усилие для Немезия находится вне этой вынужденной несвободы. Для него умственное делание не т руд, а удовольствие сродни добродетели. Если мы рассматриваем сложности обучения под таким углом, отношение к ним меняется. Как сказал другой философ, у м, как драгоценный камень, не должен быть заброшен, но огранён.

Как проходит подготовка к стажировке, по какому принципу выбираются курсы и семинары?

Перед стажировкой я обсуждала с научным руководителем дисциплины учебных модулей в Гумбольдт-Университете, которые подходят к теме магистерской работы, и был составлен предварительный план. Обязательно нужно обращать внимание не только на краткое описание курсов, но и на публикации профессора, область его/её научных интересов. Но это все равно не дает гарантии, что то, что вы будете слушать, будет находиться в рамках заявленного направления и совпадет с областью исследования.

Все дисциплины преподаются на немецком языке (мы изучали его в бакалавриате и магистратуре, но дополнительно обязательным для студентов по обмену является семестровый курс немецкого в языковом центре при университете им. Гумбольдта). Уже на месте для индивидуального плана обучения я выбрала курсы, связанные с историей догматов, введение в иудео-христианские отношения (это был единственный курс на английском языке), спецкурс «Теология эмоций», курс по герменевтике, а также семинар, посвященный понятию творения в разных религиозных традициях.

Польза от двух последних двоякая. С одной стороны, герменевтику в ПСТГУ не преподают, поэтому было интересно погрузиться в искусство толкования и интерпретации текстов. Герменевтика дает понимание, что тек ст не поток сознан ия и важно уметь делить его на текстовые блоки для извлечения смыслов. Без этого невозможно текст ни систематизировать, ни интерпретировать. С другой стороны, курс был для меня изматывающим, поскольку то, что я слышала, входило в противоречие с представлением о том, как можно полемизировать. Было внутреннее сопротивление.

Вы можете привести примеры, которые бы наглядно раскрывали принципы либерального богословия?

Допустим, вы сейчас берете интервью, а потом не просто фиксируете высказывания собеседни ка и тран слируете его историю, но излагаете свою интерпретацию этой беседы, а по сути – ваши личные ощущения от разговора. А когда мы говорим о богословии , о самом высоком уровне беседы, то при таком подходе в центре оказывается человек, а не Бог. Такой же крайний субъективизм был и в курсе по понятию творения в мировых религиозных культурах. При всем моем концептуальном несогласии , б ыло интересно посмотреть изнутри, как западные богословы пишут свои тексты. Вы можете не любить какое-то блюдо, но будет небесполезно узнать, из каких ингредиентов и как оно готовится. Это не значит, что вы после этого полюбите его. 

При этом нужно не забывать, что богословская кухня в это время проходила в онлайн- режиме…

Важно отметить, что в отличие от других вузов, где практикуются краткосрочные заграничные стажировки, в ПСТГУ стажировка по программе обмена Гумбольдт-Университета в Берлине длится полгода. Благодаря этому происходит полноценное погружение в языковую среду и образовательный процесс.

Тотальный локдаун, который пришелся на время нашей стажировки, внес дополнительные трудности. Главная – невозможность полноценного посещения библиотеки. В доковидные времена стажер-магистр мог оформить в библиотеке так называемый личный рабочий кабинет. В нем хранились все необходимые материалы, а пользоваться им можно было в любое время , в ч асы работы библиотеки. Когда Европу накрыл карантин, доступ в библиотеку был строго 2 часа в день, за которые можно было сделать какие-то копии. Для магистра, который пишет исследование, это ограничение очень болезненное, в разы более ощутимое, чем закрытие всех студенческих кафе. Хотя и это создало дополнительные трудности. Приходилось готовить самостоятельно в Конвикте (общежитие богословского факультета) , на кухне, предназначенной еще для 14 студентов. На это уходило время. Если учесть, что первая лекция начиналась в 8 утра, а после учебного онлайн- марафона в Гумбольдт-Университете нужно подключаться к Zoom-трансляциям лекций в ПСТГУ, чтобы не сильно отстать по текущей программе на своем факультете, то времени на готовку не оставалось совсем. Доставка еды в Берлине не так развита, как в Москве. Поэтому время Рождественского и Великого постов было по-настоящему постным. А вот немецкая пунктуальность, о которой так много говорят, проявлялась даже в условиях дистанционного формата. Опоздавших к началу онлайн- трансляции студентов преподаватели Гумбольдта уже не впускали. 

Была ли возможность посещать богослужения?

Православные храмы были открыты в Берлин е, несмотря на карантин, в субботу и воскресенье удавалось быть на всенощной и Литургии в соборе Воскресения Христова. Удалось побывать также в православной общине церкви святого Исидора в районе Ланквиц, в храме святого преподобного Сергия Радонежского, сербском храме. Запомнилось, что православные приходы в Берлине сплоченные и дружные, принимали везде очень радушно.

А что было самым запоминающимся?

Если говорить о поездках, то это паломничество в сербский православный скит святого Спиридона. А самое необычное впечатление от стажировки – это пустой Берлин. Свободный от туристического шума. Никто не стремится друг другу понравиться , показать себя с хорошей стороны. Как будто , надев медицинские маски, люди сняли с себя свои личные. Такая тишина очень благоприятна для умственного труда. Вернее, если верить Немезию Эмесскому, для умственного удовольствия.

Беседовала Ксения Вячеславовна Белошеева